Свежий номер
Июль 2018

Журнал InStyle — все о звездах, моде, вещах и красивой жизни.

Оформить подписку
Звезды

Тина Канделаки: «Было бы странно, если бы я не пришла к сегодняшнему успеху»

B37c263dff1c62469fc27538cc3af311d35641d4
Рубашка Vassa&Co., брюки H&M, подтяжки Zara

К генеральному продюсеру «Матч ТВ», телеведущей и журналистке Тине Канделаки невозможно быть равнодушным — одни ее обожают, другие демонизируют. Но в чем этой женщине точно не откажешь, так это в сумасшедшем трудолюбии, желании опережать свое время и умении побеждать на любом «поле».

В 2013 году вы давали интервью Владимиру Познеру, и он назвал вас self-made woman. Трудно быть женщиной-лидером в России? Безусловно, с каждым годом становится все легче и легче, хотя женщин до сих пор не так много в политике и экономике. Тем не менее желание быть самостоятельными и особенно модная нынче на Западе борьба за равные права свой эффект производят. В России быть женщиной-лидером сложнее, потому что российское общество более патриархально. И еще в силу того, что у нас истории успешных женщин не столь популярны и нет института популяризации женского успеха, карьера счастливой жены и матери более востребована. Но в целом, женщины в сегодняшней России, выходя замуж за влиятельных и состоятельных мужчин, стали понимать, что рассчитывать на то, что таким образом они обеспечивают себе на всю оставшуюся жизнь определенный уровень дохода и комфорта, очень самонадеянно. Вот давайте попытаемся навскидку вспомнить женщин, которые чего-то добились сами?

Давайте. Если мы говорим о self-made, то в первую очередь вспоминаем Эльвиру Набиуллину. Конечно же, мы можем обсуждать достижения Елены Батуриной со знаком плюс, со знаком минус, однако не всем женам чиновников удалось заработать такие деньги, поэтому исключать ее из этого списка невозможно. В том же списке, который ежегодно составляет Forbes, стабильно присутствуют одни и те же женщины из разных сфер, начиная от Валентины Ивановны Матвиенко, заканчивая Марией Шараповой. Я, например, сделала карьеру в том сегменте, где женщины ее действительно могут сделать и в которой меньше гендерных предубеждений, чем в некоторых других. Есть женщины-телеведущие, есть женщины-продюсеры — телевидение в этом смысле как мужское, так и женское.

Вам удалось утвердить свой авторитет как женщины-руководителя в коллективе «Матч ТВ»? Я зашла на заведомо мужскую территорию, и естественно, два года назад разговоров о том, что я женщина, было куда больше, нежели о том, что делала наша команда. Но неважно, мужчина вы или женщина, все равно судить будут по результату. И когда у нас пошел результат, все поняли, что канал состоялся, его смотрят, он стал частью телевизионной картины нашей страны. Хотя мы минимальные деньги потратили на промокампанию и на то, чтобы приучить вас к бренду.

Мне кажется, сейчас в России нет людей, которые не знают «Матч ТВ». И в этом смысле, и по результатам телесмотрения успех канала очевиден, и, знаете, последний год никто уже не вспоминает о том, что я женщина. Если критикуют, то критикуют конкретно по той или иной программе и контенту, который мы запускаем. Конструктивную критику я всегда приветствую — она только помогает развиваться и делать продукт еще лучше.

Efa1ecc0170670e190952111852ff5b50a1bcc64
Рубашка Vassa&Co., брюки H&M, подтяжки Zara

А какие качества нужны сегодня женщине, чтобы добиться успеха? В том же интервью Познеру из предложенных вам на выбор таланта, упорства и трудолюбия вы поставили на первое место трудолюбие. Смотря о каком успехе мы говорим. Сейчас в России много девушек, которые, создавая контент в диджитале, начали самостоятельно зарабатывать деньги. Ты можешь быть Кариной Стримершой или делать блог по мейкапу, развивать свой канал, привлекать аудиторию. В какой-то момент к тебе придет реклама, и ты начнешь это монетизировать. Карьера ли это? Безусловно.

А если мы говорим о классической карьере вроде вашей? Вы все-таки не забывайте, что я из ХХ века, и моя карьера основана на базовых понятиях ХХ века, в том числе на образовании. Я классическая советская отличница, и было бы странно, если бы я не пришла к сегодняшнему результату. А теперь не нужно иметь профессионального образования, чтобы создавать востребованный контент. Более того, не надо ждать, когда тебе исполнится 25 лет и тебе что-то доверят. Ты можешь делать контент в 15, и его будут обсуждать все, а можешь делать в 45, и его никто не будет обсуждать. Отсюда два вывода: контент помолодел и контент делают не профессионалы. Правило одно: правил нет. Все зависит от твоей творческой энергии и твоего креативного мышления.

То есть если девушка хочет добиться успеха, она может не поступать в университет, а просто развивать свои креативные способности? Понимаете, в чем дело. Сегодня образование — это совсем не то образование, какое было раньше. Вот вам сколько лет, 22-25? Что вы оканчивали? Высшую школу экономики. Вот когда моя дочка поступала, а у подруги поступал сын, мы долго спорили, куда нести документы — на журфак в «Вышку» или в МГУ. А разницы никакой. Конечно, «Илиаду» Гомера читать надо, но вопрос в том, как ее студентам препарируют.

Главная проблема в том, что этот пласт знаний, начиная, например, с античной литературы и заканчивая советской, очень сложно воспринимается сегодняшними подростками. В силу того, что огромное количество low-контента — это и социальные сети, и контент, производимый многими юзерами, — сыпется в их головы. Механизмов, которые убедили бы подростков в том, что им вместо инстаграма однокурсников лучше почитать Шолохова, нет. Но и двести лет назад никто не вел инстаграм и фэйсбук, и Пушкин не читал твиттеры всех своих дядек, теток, крепостных и денщиков.

Поймите правильно, я не бабушка на скамейке, говорящая: «Боже мой, а вот в на-а-аши времена!» Нынешняя ситуация — это не хорошо, но это и не плохо. Просто мир изменился. И давайте подумаем о том, как нам изменить образование. Сегодня, например, прочитала, что планируется в очередной раз увеличивать бюджетные расходы на образование. Скажите мне, на что?! Сделали бы просто одну нормальную платформу, где все предметы представлены с интересной точки зрения.

28158f1c230698dc3aa99a8eda6d7dd93c3400ef
Жакет Zara, рубашка Theory, топ Intimissimi, брюки Max Mara, туфли Stuart Weitzman

Звучит практически как политическая программа. В 2012 году ходили слухи о том, что вы вернетесь в Грузию в качестве вице-премьера и министра связи и массовых коммуникаций. В 2013-м вы высказывали желание стать министром образования в России. А что насчет ваших политических амбиций сейчас? Не думали принять участие в президентской гонке? Понимаете, есть люди, как Ира Хакамада, для которых политика — это профессия. Не кокетничаю ни в коей мере, но у меня довольно радикальные для профессионального политика взгляды, связанные в первую очередь с волнующим меня образованием. К тому же я не могу сейчас сказать вам: «Знаете, у меня есть фундаментальная образовательная программа, есть большая поддержка «наверху» и большая финансовая поддержка — чтобы не тратить бюджетные средства, — поэтому я смогу реализовать широкомасштабную реформу».

Думаете, не сможете? В нашей стране вообще сложно реализовывать широкомасштабные реформы. Я профессионально занимаюсь продюсированием на спортивном канале, и было бы странно вдруг бросить взятые на себя обязательства и сказать: «А теперь я хочу заниматься политикой!» Я человек активный, и для меня все, что происходит в обществе, не является чем-то происходящим параллельно. Это то, что происходит со мной, с моей семьей, то, в чем я принимаю участие. В современном мире не обязательно мчаться в министры образования, чтобы что-то изменить. У нас большое количество людей на должностях, которые ничего не меняют. Не должность является катализатором изменений, а сам человек. Если у меня получится что-то изменить в тех сферах, которые меня волнуют, мы с вами вернемся к этому разговору.

Договорились. Скажите, а как вы относитесь к выдвижению Ксении Собчак на пост президента? Очень позитивно отношусь. Ксения как женщина-кандидат, конечно, не первая, потому что до нее была Хакамада. Но Ирина — профессиональный политик, а Ксения пришла в эту сферу из шоу-бизнеса и доказала всем, что любая девушка при желании может заниматься политикой. Это абсолютное новшество. Возможно, сейчас, глядя на Ксению, девушки скажут: «Если смогла Ксения, почему я не могу?» У Собчак достаточно большая молодежная аудитория, таких как бы enfant terrible, что уж там лукавить. Эти молодые люди ориентируются на ее протестное поведение, на ее способность реагировать на любую историю достаточно резко и всегда ярко, и, конечно, они за ней пойдут. Это плюс.

А минус? Мне как женщине не хватает мнения Ксении об образовании, ее взгляда на насилие в семье или, например, на ситуацию в Пермской школе. Вот произошел этот случай в Перми, и я считаю, что штаб должен реагировать мгновенно. Конечно, это очень сложная работа — реагировать на все, причем реагировать не хайпуя, а осознанно, имея по всем позициям проработанную повестку. Я не жду от кандидата Ксении Собчак, что она скажет, хорошо это или плохо, заклеймит учителей или учеников. Я жду, что у ее штаба проработано отношение к проблемам в сфере образования. Мне гораздо интереснее мнение Ксении по этим вопросам, которые считаются традиционно женскими, нежели бесконечные разговоры о том, кто будет главным — она или Алексей.

4cd22a01be93f20901ed6653ae614daef11d144f
Костюм H&M, сорочка Corneliani, галстук Giorgio Armani

А что вы думаете по поводу скандалов с харассментом? Вам чья точка зрения ближе — голливудских див или французских активисток во главе с Катрин Денев, подписавших письмо против акции #metoo? Не буду скрывать, я очень люблю детективы. Хорошие такие норвежские детективы, скандинавские детективы. И вот там часто попадаются подобные примеры, ситуации, за которыми потом вскрываются гораздо более глобальные проблемы общества. Но дабы эти проблемы тщательно скрыть, на первый план выставляют конкретных людей, которых делают козлами отпущения. Так что я считаю, что все это похоже на какой-то дурной детектив.

Знаете, меня поражает: все эти женщины почему-то молчали, терпели многие годы домогательства Харви Вайнштейна и Кевина Спейси, а потом все в один день решили высказаться. Удивительно, как без прошедших судебных разбирательств людей выставили виновными. Вот если суд и следствие докажут, что Харви Вайнштейн — маньяк и извращенец, тогда хорошо, что он получил по заслугам, и здорово, что общество эту проблему вскрыло. А если не докажут? Если не все эпизоды окажутся достоверными? Как же так? Человек вошел в историю как извращенец и насильник. Ну это же смешно: Кевина Спейси стали вырезать из фильмов, когда никто еще ничего не доказал. Искренне надеюсь, что истерия, поднятая вокруг этих двух людей, прекратится.

А виной всему эффект толпы: в информационном пространстве количество людей, которые могут присоединиться к истерии, не ограничено. Вы тоже сегодня можете выступить и сказать, что Харви Вайнштейн к вам приставал, и уже никто не будет разбираться. Вас тоже поднимут, как флаг, и понесут со словами: «Харви Вайнштейн приставал к журналистке из InStyle».

Вы, значит, не феминистка? Феминизм может выглядеть по-разному: начиная от радикальной организации Femen, которая зачем-то кидается на мужиков с голой грудью, — не думаю, чтобы мужикам это не нравилось, скорее наоборот, — и заканчивая писательницами, режиссерами, которые довольно агрессивно высказывают свою точку зрения. В России ярче Марии Арбатовой все равно никого не было и нет. А я не то чтобы за феминизм или против феминизма, я вообще не люблю, когда любая гендерная позиция высказывается агрессивно. Да, это тоже форма самовыражения, но явно не моя.

Ваша — спорт? Пару лет назад вы начали активно выкладывать в инстаграме фото и видео со своих тренировок. Я публичная фигура, и обо мне ходят разные слухи. Вот вы не зря спрашивали о моем приходе в политику, вы — поколение, которое выросло на мне. Выросло, я уверена, на программе…

«Самый умный». Конечно. Ваше поколение из меня сделало звезду, потому что вы смотрели мою программу, и у меня были невероятные рейтинги. И я чувствую большую ответственность перед вами, я вам должна. Поэтому моя дальнейшая жизнь должна ознаменоваться чем-то полезным, что я могу вам дать. Когда я пришла на «Матч ТВ» два года назад, моя любовь к спорту стала просто более заметной. Я занималась на тренажерах еще в 16 лет, когда вообще мало кто понимал, зачем это нужно. Помню, как-то приехав в Тбилиси, с утра помчалась на пробежку. Бегу такая по Руставели, а меня таксист тормозит: «Тинико, Тинико! Куда ты бежишь? Зачем ты бегаешь с утра пораньше? Садись, подвезу, денег не надо!». Так что фитнесом я занимаюсь давно, благо фигура у меня всегда была проблемной. 

Но однажды я поняла, что с помощью соцсетей можно обратить внимание большого количества людей на необходимость занятий спортом. Многие девушки сейчас пишут: «Я в себя не верила, думала, у меня ничего не получится, а тут увидела, как Тина Канделаки в свои 41 скачет, мне стало неловко и я пошла бегать». Жаль только, что я оказалась одной из немногих в нашей стране, кто вдохновляет людей превозмогать себя. Таких людей должно быть очень много. Вот я сижу во всех соцсетях, вы сидите во всех соцсетях. Нам должно каждую неделю приходить уведомление: «Приходите туда-то, послушайте такую-то лекцию». Я уверена, что на лекцию Максима Фадеева придут сотни тысяч людей. Но у нас совершенно не работают в этом направлении, как следствие — молодежи неоткуда черпать мотивацию.

А вас кто мотивирует? Есть фантастическая биатлонистка, зовут ее Мари Дорен-Абер. Она славна тем, что, забеременев, не прекращала тренировок, взяла перерыв буквально на один-два месяца, чтобы родить ребенка, после чего вернулась и впервые одержала победу в спринтерской гонке на чемпионате мира в Контиолахти в Финляндии, а в гонке преследования оформила победный дубль, став двукратной чемпионкой мира. Примеры из спорта в этом смысле хорошо приводят в чувство.

Конечно, все эти классические образы — от Клеопатры до Маргарет Тетчер — вызывают бесконечное уважение. Но герои ведь есть и среди нас — это Липницкая, Медведева, Подчуфарова, это уже закончившие свою карьеру Алина Кабаева, Татьяна Навка, Елена Исинбаева — вот ими я восхищаюсь, как не восхищаться-то тут! Или посмотрите на нашу паралимпийскую сборную, на девчонок, которые ходить не могут, двигаться вообще не могут, — какие там результаты! Когда смотришь на людей в паралимпийском спорте, то вообще противно от себя становится, от своих проблем, невзгод. Так что не стоит забывать о современниках. Неизвестно еще, кто круче: они или те женщины, которых история увековечила.

D58c82b351a0b3f96e6505a94a29ae403a8c5e93
Жакет Michael Kors Collection, рубашка Luisa Cerano

Пять лет назад вы говорили, что мечтаете войти в список самых богатых женщин по версии Forbes. О чем мечтаете сейчас? Знаете, я поумнела. Разговаривала недавно со своим приятелем Сашей Кабаковым. Вы, наверное, видели его у меня в инстаграме, я все время пишу, что он молодой неженатый миллиардер, инвестор стартапов. Вот мы с ним говорили про деньги. А он на десять лет младше меня, и его поколение живет совсем по-другому. Они хотят денег, чтобы инвестировать в новые идеи, — им даже недвижимость уже не нужна. Советскому человеку, как я, деньги в первую очередь были нужны, чтобы купить себе как можно больше знаков экономической успешности: машину, квартиру и так далее. Но я, видимо, счастливая женщина, потому что внутренне гораздо моложе многих своих сверстниц и сейчас заняла другую позицию.

Заключается она в том, что дом большой и с дорогим ремонтом надо покупать только тогда, когда понимаешь, что будешь в нем доживать. Самолет надо покупать, когда ты носишься по всему миру без остановки. Вот ни к чему привязываться не надо, потому что привязанность к чему-то финальному — это старость. А молодость — это когда все возможности, которые у тебя появляются, ты инвестируешь в продолжение пути. Поэтому я теперь не стремлюсь в список Forbes. Я стремлюсь к тому, чтобы у меня было как можно больше возможностей осуществлять проекты, которые будут интересны сотням тысяч людей. Нет, есть, конечно, финансовый минимум, который мне необходим на содержание моей немаленькой семьи.

Несмотря на брак, я женщина работающая и делящая расходы со своим мужем, и это всегда было так. Но если у меня будут миллионы, то значительную часть этих денег я уж точно вложу в проекты, которыми мне хочется заниматься. Это касается многих интереснейших сфер, которые у нас, к сожалению, никем не инвестируются и, как следствие, очень перспективны. А какие, я вам не расскажу, потому что вы тоже захотите в них инвестировать!

Текст: Злата Фетисова

Фото: Илья Вартанян

Стиль: Олег Тихомиров