6 Июля | Маргарита Замураева

Что скрывают самые известные картины Фриды Кало

Фрида Кало вошла в историю как одна из самых ярких и популярных художниц в мировой культуре, но ее работы пронизаны метафорами физической и душевной боли. Сегодня, в день рождения художницы, предлагаем погрузиться в ее творчество и вспомнить истории, которые стоят за ее известными картинами

«Сломанная колонна», 1944


Фриде Кало удалось невероятное: уже в 30-х годах прошлого века она стала известной художницей, прославила свою страну и стала символом мексиканского сюрреализма. И все это несмотря на то, что ее судьба была полна драм и испытаний, а каждый день Фриды с юности проходил в боли: в детстве Кало перенесла тяжелую болезнь, а в 1925 году стала жертвой страшной аварии, которая отразилась на всей ее дальнейшей жизни и творчестве. В 1944 году здоровье художницы сильно пошатнулось — из-за поврежденного позвоночника ей пришлось в течение пяти месяцев носить стальной корсет, в котором было тяжело передвигаться и даже дышать. Несмотря на долге месяцы мучений, Кало продолжала писать. 

Картина «Сломанная колонна» отражает страдания художницы в этот период. Вместо присущих ей ярких нарядов и цветов в высокой прическе — почти обнаженная и беззащитная фигура в корсете, вместо буйства растительности на заднем плане и обожаемых художницей обезьянок и попугаев — выжженная земля под грозовым небом. В теле Фриды видна рассыпающаяся ионическая колонна, а в кожу вонзается множество железных гвоздей. Картина стала олицетворением одиночества и боли художницы, но даже в ней она спрятала послание, дарящее надежду: в каждом зрачке Кало изображен крошечный белый голубь — символ мира. К слову, именно работа Фриды «Сломанная колонна» послужила вдохновением для Жан-Поля Готье при создании костюма героини Миллы Йовович, Лилу, для фильма «Пятый элемент». 

«Две Фриды», 1939


Упоминая картину «Две Фриды», художница признавалась, что двойной портрет стал результатом ее переживаний по поводу кризиса в отношениях с Диего Риверой и их брака, окончившегося разводом. В 1929 году, соглашаясь выйти за него замуж, Кало знала о том, что мексиканский художник славится очень размытыми представлениями о верности и бывает жесток к женщинам. Тем не менее любовь Фриды одержала верх — она прощала ему измены и сама не ограничивала себя в любовных связях. Но один роман Кало все же не смогла простить. После того как Ривера на протяжении года изменял ей с ее младшей сестрой, художница подала на развод. 

Свою драму она выразила в картине «Две Фриды», на которой изображены две сущности Кало — та, которую любил Диего, в одном из традиционных мексиканских костюмов, что так ему нравились, и та, которую он отверг, одетая в свадебное платье в викторианском стиле. Источник жизни обеих — маленький портрет Диего-ребенка, который держит в руке одна из героинь полотна, в то время как вторая пытается остановить кровотечение из сердца хирургическим зажимом. 

«Всего-то несколько царапин!», 1935


Картина «Всего-то несколько царапин!» посвящена той же болезненной теме — отношениям с Диего и его предательствам. На создание работы, посвященной двойному предательству — мужа и сестры, — Кало вдохновила газетная заметка об убийстве неверной женщины ревнивым любовником. Циничная фраза мужчины, произнесенная в суде после множества ножевых ранений, «Это были всего лишь несколько царапин!», послужила названием картины. Черный и белый голуби, которые держат белую ленту, символизируют светлую и темную стороны любви. На наброске к этой картине Фрида написала на ленте цитату из популярной в то время песни: «Моя милая больше меня не любит... Она отдалась другому негодяю, но сегодня я до нее добрался, ее час пробил». В финальной версии художница написала на ленте цитату убийцы из газеты. Чтобы передать боль от душевных страданий, Фрида изобразила на раме пятна крови и несколько раз проткнула ее ножом. 

«Госпиталь Генри Форда», 1932


«Госпиталь Генри Форда» — первая картина Фриды Кало, написанная на металлической пластине, в традиции ретабло, испанских алтарных образов. На ней изображена еще одна трагедия — невозможность стать матерью, что было еще одним последствием чудовищной аварии в юности художницы. Фрида не раз пыталась родить от Диего, но каждая беременность заканчивалась выкидышем и еще сильнее подрывала здоровье Кало. Картина «Госпиталь Генри Форда» посвящена одному из таких эпизодов: летом 1932 года, во время жизни в Детройте, художница снова потеряла ребенка, несмотря на соблюдение строгого постельного режима. В один из худших моментов своей жизни Фрида снова обратилась к живописи. На полотне, которое стало для Фриды способом выразить страдания, боль и ужас, она изобразила пять символов. Неродившегося ребенка, о котором так мечтала пара; улитку — олицетворение мучительного и медленно текущего времени, проведенного в больнице; кости таза, раздробленные в аварии; орхидею, символизирующую женственность и материнство, и механическое устройство, обозначающее бесчеловечность и жестокость медицинских процедур. Позже Диего Ривера говорил, что Фрида — «единственная художница в истории искусств, которая вскрыла свою грудную клетку и собственное сердце, чтобы показать биологическую природу своих чувств». «Госпиталь Генри Форда» стал первой в истории мировой живописи картиной, посвященной потере неродившегося ребенка. 

«Автопортрет, посвященный Льву Троцкому», 1937


С именем Фриды, которая еще при жизни получила большую известность, было связано множество сплетен и скандалов. Несмотря на то, что главным мужчиной в ее жизни всегда оставался Диего Ривера, художница была открытой бисексуалкой и не стеснялась своих многочисленных любовных связей. Считается, что в числе ее любовников были испанский художник Хосе Бартоли, скульптор Исаму Ногути, певица Чавела Варгас, поэт Владимир Маяковский и коммунист Лев Троцкий.

Неизвестно, насколько серьезной и продолжительной была любовная связь между Фридой и Львом Троцким, но духовная связь художницы и политика была крепкой и глубокой. Фрида всегда интересовалась революционными движениями, а Троцкий был пленен сильной и яркой личностью мексиканки. Спустя несколько месяцев отношений Кало начала пренебрежительно называть своего советского друга «старичком», и после того, как он окончательно ей наскучил, она написала бывшему любовнику автопортрет. Фрида изобразила себя в традиционной мексиканской одежде, со вплетенными в волосы цветами. В руке художница держит записку: «Я посвящаю эту картину Льву Троцкому, со всей моей любовью, 7 ноября 1937 года. Фрида Кало, Сан-Анхель, Мехико». 

Поделитесь с друзьями и получите бонус

Instyle

Телефон:
+7 (495) 974-22-60

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147