Сегодня
читают
  • «Я живое доказательство того, что тяжелый труд окупается», — интервью с топовым модным инфлюенсером Леони Ханн 1 «Я живое доказательство того, что тяжелый труд окупается», — интервью с топовым модным инфлюенсером Леони Ханн
  • Келли Кларксон рассказала, ЧТО оказалось самым сложным в ее разводе 2 Келли Кларксон рассказала, ЧТО оказалось самым сложным в ее разводе
  • Секретный бьюти-продукт Джей Ло все это время хранился на вашей кухне 3 Секретный бьюти-продукт Джей Ло все это время хранился на вашей кухне

16 Ноября | Маргарита Замураева

Сокровище Шампани: наследие дома Perrier-Jouёt

Франция неизменно пользуется особой любовью путешественников — даже в 2020 году мода на парижский стиль и образ жизни L'Art de Vivre продолжает набирать обороты, несмотря на закрытые границы и сложности с перемещениями по миру. Помимо Лазурного Берега, Эйфелевой башни, Лувра и Нормандии знаковым местом для посещения туристов остается Шампань — уникальный регион, подаривший миру удовольствие от пузырьков игристого напитка.

Шампань находится на севере страны — в этой провинции самый холодный климат из всех винодельческих регионов Франции, на первый взгляд совсем не подходящий для сельскохозяйственных культур. Тем не менее именно здесь исторически образовались меловые почвы, самые полезные для произрастания винограда, а непростые климатические условия словно стали выявлять лучшее в виноградной лозе. Виноделие в регионе стало настолько популярным, что в 1729 году король попытался запретить высаживать новые виноградники — фермерам было выгоднее выращивать виноград вместо пшеницы, и в Шампани начал назревать голод. Переубедить земледелов было сложно, как и противостоять их главному аргументу: «Человек, который выпил шампанское, голода не испытывает». Борьба короля оказалась безуспешной, пришлось признать, что виноградники — главные сокровища Шампани. Спустя столетия ситуация не изменилась: неблагоприятные климатические условия и труд человека по-прежнему рождают превосходное шампанское, а регион остается одним из самых привлекательных для ценителей игристого напитка и путешественников со всего мира.

Сокровище Шампани: наследие дома Perrier-Jouёt фото № 1

Сейчас виноградники Шампани занимают около 30 000 гектаров, а знаменитые дома производят здесь несколько миллионов бутылок игристого напитка в год. Настоящей жемчужиной региона на протяжении почти двух столетий остается дом Perrier-Jouёt, один из самых титулованных производителей в Шампани. 

Любовь к Perrier-Jouёt уже двести лет объединяет разные поколения ценителей качественного шампанского по всему миру. Уинстон Черчилль не раз говорил: «Не могу жить без шампанского. После победы я его заслуживаю, а после поражения я в нем нуждаюсь». Легендарный шампанский дом всегда ценили королевские семьи и сильные мира сего. Так, монархи княжества Монако известны своей любовью к Perrier-Jouёt с 1970 года, когда принцесса Грейс Келли предпочла его для сопровождения своего празднества Rose Ball. Спустя десятилетия в княжестве неизменно чтут шампанские вина дома — именно Perrier-Jouёt был выбран для свадьбы принца Альберта II и Шарлин Витосток в 2011 году.

Неравнодушна к Perrier-Jouёt всегда была и творческая элита. Например, его предпочитали Коко Шанель и английский писатель Оскар Уайльд, который настолько любил шампанское Perrier-Joüet, что, даже угодив в тюрьму за непристойное поведение, просил принести ему ящик брюта. В наши дни представители креативных индустрий по-прежнему отдают предпочтение знаменитому французскому дому. 

Среди поклонников бренда в России — Рената Литвинова, Светлана Родина, Марина Изилова, Виктория Манасир, Елена Лесс и другие известные деятели культуры и искусства, которых с домом Perrier-Jouёt связывает история долгих и теплых взаимоотношений. Так, Ирина Зарькова, руководитель департамента по коммуникациям ресторанного холдинга White Rabbit Family, познакомилась с наследием дома еще в 18 лет, когда работала на выставке, где представляла Perrier-Jouёt.

Сокровище Шампани: наследие дома Perrier-Jouёt фото № 2

«Уже позже, в более взрослом возрасте, мне удалось впервые попробовать это шампанское. Бутылка Perrier-Jouёt с анемонами всегда выглядит как настоящее произведение искусства. Я очень люблю пить это шампанское из круглых креманок, а не классических бокалов, и наслаждаться его вкусом, особенно Belle Epoque Blanc de Blancs», — рассказала Ирина InStyle.ru. К слову, Belle Epoque Blanc de Blancs признан уникальным шедевром в коллекции дома Perrier-Jouёt. Шампанское производится только в избранные годы, когда урожай считается достойным, и требует ювелирной точности и величайшего мастерства виноделов. Будучи представленным в очень ограниченных количествах Belle Epoque Blanc de Blancs остается главным и самым драгоценным кюве дома.

Фешен-блогер Марина Изилова рассказывает, что Perrier-Jouёt у нее всегда ассоциируется с праздником, каким-то большим событием и в целом с чем-то приятным и торжественным. «Здорово, когда в жизни есть повод откупорить бутылочку Perrier-Jouёt — не только на Новый год, но и в честь других приятных событий. Будем надеяться, что в будущем году их станет больше, чем в этом», — отметила Марина в разговоре с InStyle.ru.

Чтобы узнать секрет популярности шампанского, которое обожают Николь Кидман, Сьюзен Сарандон, Винни Харлоу, Николь Шерзингер и другие мировые звезды, обратимся к истории бренда, которая впечатляет не меньше, чем эксклюзивные кюве в коллекционных бутылках.

Дом шампанских вин основали в 1811 году Пьер-Николя Перье и его любимая жена Роуз-Аделаида Жуэ. Супруги разделяли одинаковые ценности, любовь к природе и искусству и всего через год после свадьбы приняли решение создать компанию по производству шампанского. В названии нового напитка пара объединила свои имена, получив красивое и звучное Perrier-Jouёt.

Сокровище Шампани: наследие дома Perrier-Jouёt фото № 3

Пьер-Николя сосредоточил усилия на продажах и маркетинге, а Роуз-Аделаида сфокусировалась на виноградниках и технологиях. За четыре года предприимчивым супругам удалось наладить продажи за границей, начав экспортироваться на английский рынок, а затем и на американский, откуда началось распространение славы Perrier-Jouёt по всему миру.

В 1846 году, когда компания уже была под управлением Шарля Перрье, сына основателей дома, Perrier-Jouёt выпустил на рынок первое в мире сухое шампанское, которое впоследствии получило название брют. Сухое игристое отвечало трендам своего времени и потребностям аудитории, которая начала уставать от сладких вкусов, и с успехом дебютировало среди поклонников алкоголя. 

Сокровище Шампани: наследие дома Perrier-Jouёt фото № 4

Благодаря изобретательности и таланту Шарля Перрье дом Perrier-Jouёt стал одним из главных поставщиков дворов Наполеона II и королевы Виктории, которые не смогли не оценить деликатное и сложное шампанское со сладкими и пряными нотками. 

В начале XX века, после смерти Шарля Перрье, дом Perrier-Jouёt перешел по наследству его племяннику Анри Галлису. Именно он решил пригласить художника Эмиля Гайе для разработки уникального дизайна бутылок коллекционного шампанского. Так в 1902 году появилась первая позолоченная бутылка с фарфоровыми анемонами. Созданная в единственном экземпляре, она на протяжении долгих лет хранилась в специальном прозрачном ящике и была найдена спустя несколько десятилетий после смерти Анри Галлиса. В 1970-х годах было решено воссоздать роскошный исторический дизайн бутылки в стиле ар-нуво и сделать для нее особенное шампанское. Так появилось Belle Époque, посвященное 70-летию джазового композитора Дюка Эллингтона. С тех пор каждую бутылку миллезимного шампанского вина Perrier-Jouёt принято украшать нежными анемонами Эмиля Гайе, которые стали символом дома и олицетворением элегантного цветочного характера напитка.

Сокровище Шампани: наследие дома Perrier-Jouёt фото № 5

В память об исторической связи дома с искусством арт-модерн в 1990 году была открыта резиденция Maison Belle Epoque, где собрана крупнейшая частная коллекция работ Эмиля Гайе, Луи Мажореля, Анри де Тулуз-Лотрека, Луи Бадена и других французских модернистов. Наряду с классическим искусством в резиденции представлены и современные произведения, созданные специально для дома Perrier-Jouёt и вдохновленные стилем модерн. Каждое из них выражает культурное наследие дома шампанского через призму XXI века. Так, инсталляция японской художницы Рицуэ Мисимы в виде подвешенных над барной стойкой дисков из муранского стекла символизирует пузырьки шампанского, смену времен года и полусвет подвалов, в которых появляется на свет изысканный напиток.

1 / 8

Maison Belle Epoque, элегантный особняк XVIII века, в котором жили несколько поколений семьи Перрье, является наглядным свидетельством симбиоза бренда с искусством и природой. Любопытно, что под самим особняком находится сердце и душа Perrier-Jouët — шампанский погреб, где хранятся самые старинные и драгоценные шампанские вина дома.

1 / 2

Одна из уникальных черт дома — наследие преемственности. Примечательно, что Эрве Дешам, который возглавляет бренд в наши дни, является лишь седьмым владельцем Perrier-Jouёt за более чем 200 лет. К слову, именно ему пришла идея добавлять в бутылку каплю ликера в процессе дегоржажа — завершающего этапа производства шампанского. По мнению Дешама, этот прием позволяет скорректировать вкус и сделать его индивидуальным. 

На протяжении почти двух столетий дом Perrier-Jouёt создает исключительные вина, оставаясь верным философии основателей и ценностям бренда. По сей день Perrier-Jouёt является одним из самых известных французских шампанских домов во всем мире, продолжая восхищать даже самых строгих дегустаторов. Сейчас дом владеет более 100 га виноградников в Кот-де-Блан, самом сердце «золотого треугольника» Шампани. Для создания шампанского Perrier-Jouёt виноград собирают исключительно вручную. Все этапы производства также осуществляются вручную самыми опытными специалистами Шампани, поэтому игристое вино дома неизменно считается одним из лучших в мире по качеству и вкусоароматическим свойствам. 

Сокровище Шампани: наследие дома Perrier-Jouёt фото № 6
Сокровище Шампани: наследие дома Perrier-Jouёt фото № 7
Поделитесь с друзьями и получите бонус

Instyle

Телефон:
+7 (495) 974-22-60

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147