Сегодня
читают
  • Что надеть сегодня: самый модный принт этой зимы 1 Что надеть сегодня: самый модный принт этой зимы
  • Новый бутик Dior, новогодняя коллекция Michael Michael Kors и другие новости этой недели 2 Новый бутик Dior, новогодняя коллекция Michael Michael Kors и другие новости этой недели
  • Увеличение ягодиц, уменьшение талии и другие операции Джей Ло: мнение хирурга 3 Увеличение ягодиц, уменьшение талии и другие операции Джей Ло: мнение хирурга

23 Марта

Марина Вакт: «У меня было ощущение, что я голая хожу по улицам — таково ремесло актрисы»

Актриса и новое лицо линии макияжа Chanel Les Beiges рассказала нам, почему мечтает сняться у Андрея Звягинцева, как относится к эротическим сценам в кино и зачем переехала из крутого и веселого одиннадцатого округа Парижа в Венсенский лес.

Марина Вакт прославилась в «Молодой и прекрасной» у Франсуа Озона, и с тех пор вот уже шесть лет на нее смотрят особенно внимательно. Все еще молода? Все еще прекрасна? Да, и еще как! 

Кардиган, Chanel; кольцо Lion Medaille; кольцо Lion Sculptural, все — Chanel Fine Jewelry фото № 1
Кардиган, Chanel; кольцо Lion Medaille; кольцо Lion Sculptural, все — Chanel Fine Jewelry

У Озона она сыграла еще в «Двуличном любовнике» и в том же году у Джоан Шемла в «Суке-судьбе». К 27 годам восемь ролей в кино. 

— Вас узнают на улицах? — спрашиваю я Марину.

— Иногда, — отвечает она. — Мне это приятно. Я очень тронута. Но не понимаю, чем я это заслужила. Во мне нет ничего особенного, я живу в маленькой квартире, с одним и тем же мужчиной, встаю рано, вожу ребенка в школу — мне нечем развлечь людей. 

Мне-то как раз кажется, что людям не очень нравится, когда их постоянно развлекают. Не Новый год, положим. Гораздо интереснее видеть молодую женщину, которая к своей красоте относится без восторга, настороженно, с вопросом «что же во мне такого нашли?».

Когда ей напоминаешь «вот вы однажды говорили», она очень удивляется: «Да? Я это говорила? Странно». Похоже, она не перечитывает своих интервью, как не пересматривает свои фильмы. Ей не всегда нравится видеть себя чужими глазами. 

Жакет, Chanel; серьги Timeless; кольцо Coco Crush, все — Chanel Fine Jewelry фото № 2
Жакет, Chanel; серьги Timeless; кольцо Coco Crush, все — Chanel Fine Jewelry

Хотя она прекрасно выглядит в инстаграме. «В инстаграме? — возмущается Марина. — У меня нет инстаграма!» Инстаграм-то есть, но не у нее, а у ее мужа, фотографа Поля Шмидта, и в нем очень много любви и веселья. Там и сын Анри, и даже прекрасная стройная голая Марина, завидуйте, мужчины и женщины! 

Она в безукоризненной форме. Дело не только в спорте («Я долго занималась дзюдо. Сейчас уже нет, зато люблю плавать, иногда прыгаю через скакалку»), но и в наследственности: «Мне повезло, я легко сохраняю вес. Наоборот, сложнее, когда надо его набрать для роли». 

— У вас есть право цензуры в инстаграме? 

— Если мне не нравится фото, я прошу Поля не выкладывать его в сеть, и он, как правило, слушается.

С Мариной говорить легко. Она не задается и не звездит и хотя выглядит сдержанной, закрытой, осторожной, на самом деле не боится отвечать на любые вопросы. Если, конечно, вы дошли до такой разнузданности, что посмели их задать.

Она откровенна и в жизни, и на экране. Насмотревшись фильмов Озона, все наперебой спрашивали Вакт, не боится ли она эротических сцен — мало что в постели, так еще и в кресле гинеколога. Из-за этих сцен режиссеру крепко досталось от известного журналиста Пьера Вавассера, который обвинил Озона в неуважении к женщинам вообще и к Марине Вакт («одной из самых красивых и волнующих наших актрис») в частности. И вообще в том, что тот сует свой нос, куда не полагается. 

На все это Марина спокойно отвечала мне, что в самый критический момент ее заменяла дублерша, что «нагота — это тоже одежда» и что она безо всякого удовольствия смотрела на свое обнаженное тело на афишах «Молодой и красивой», висевших на каждом углу: «У меня было ощущение, что я голая хожу по улицам. Или что меня все ищут, как в ночном кошмаре. Странное чувство, но таково ремесло актрисы».  

Рубашка, джинсы, пояс, серьга, часы Premiere, все — Chanel фото № 3
Рубашка, джинсы, пояс, серьга, часы Premiere, все — Chanel

После «Двуличного любовника» мы уже год не видели ее на экране. Это большой перерыв, но Марина относится к этому совершенно спокойно. Ждать — тоже ремесло актрисы: «Что я делаю? Я просто живу. Это очень, очень интересно». У нее нет ощущения, что, если она не выйдет на площадку сегодня, завтра ее все забудут. 

Вакт говорит, что ей нравится жизнь, от которой не нужно прятаться в работе. Если она понадобится режиссерам, ее найдут, позовут, предложат. Так ведь уже было. Свою работу она всегда получала в качестве подарка, не набивалась, не ходила на пробы, не искала знакомств: «Да и не так уж часто получаешь предложения, на которые хочешь ответить». Лучше уж поиграть с сыном, почитать вместе какую-нибудь историю: «Так много прекрасных детских книг! Я просто в восторге, как будто бы я снова маленькая, как он. Нет, у меня точно нет ощущения, что я ничего не делаю, когда не снимаюсь».

Впереди, однако, маячит новый проект — сериал для канала Arte, где она будет играть вместе с Оливье Гурме. Чего нам ждать?

— Смеси реальности и фантастики…

— Еще одна роль загадочной женщины? 

— Ну, история загадочная, а персонаж мой будет простым. Девушка, которая хочет стать журналисткой.

Я спрашиваю Марину, чему научили ее женщины, которых ей приходилось играть. Вспоминает ли она на улице, на кухне или в постели о том, что она еще и Тесса из «Моей части пирога», Алиса из «Человека с золотым мозгом», Луиза из «Образцовых семей», Изабель и Хлоя из фильмов Озона. Переносит ли она опыт со съемочной площадки в свою обычную жизнь. Или наоборот.  

Рубашка, Chanel; серьга Ruban, Chanel Fine Jewelry фото № 4
Рубашка, Chanel; серьга Ruban, Chanel Fine Jewelry

— Нет, я не думаю об этом. Вот сейчас задумалась, когда вы спросили, но я с моими героинями прощаюсь. Они — не я. Во время съемок мы вместе, а потом — до свидания. 

Понимаю. Героини Вакт с их, как бы это сказать, экзистенциальными проблемами далеки от нее, тем более когда есть вещи более важные — например, проснуться утром вовремя, чтобы успеть отвести Анри в школу. Ну и свои заморочки в чужие истории тоже не вложишь, на то есть режиссеры, которым она, внутренне пожимая плечами, все-таки доверяет. 

У Марины очень хорошие отношения с Франсуа Озоном, она готова у него сниматься еще и еще, и вообще она верна тем, с кем работает. Недаром вернулась ради «Суки-судьбы» к Джоан Шемла, у которой играла еще в 2012 году в «Человеке с золотым мозгом». А есть ли режиссер, с которым она бы мечтала поработать? Давайте, Марина, забросим вместе удочку. 

— С радостью. Мне очень нравятся фильмы Андрея Звягинцева. Особенно его «Нелюбовь», она тоже была на Каннском фестивале два года назад. Вот такое мне было бы интересно.  

Кардиган, джинсы, все — Chanel; кольцо Coco Crush; кольцо Lion Medaille, все — Chanel Fine Jewelry фото № 5
Кардиган, джинсы, все — Chanel; кольцо Coco Crush; кольцо Lion Medaille, все — Chanel Fine Jewelry

Какие съемки ей больше всего запомнились? «Все они были важными для меня, — говорит Марина. — На площадке живешь совсем другой, очень интенсивной, концентрированной жизнью. Мне нравится этот экстракт чужой судьбы. Даже в тот раз, когда мне все было поперек и я только и мечтала, чтобы это поскорее кончилось. Не скажу, когда и с кем, зачем обижать людей. Но и это было полезно». 

Помимо съемок в кино, которые Вакт сравнивает с марафоном, есть еще модные съемки, которые для нее — спринт. Именно со спринта началась ее карьера. Сначала Марину с мамой заприметили в магазине и уговорили сниматься для журналов, а уже потом Седрик Клапиш взял ее на роль в «Моей части пирога», потому что ему нужна была девочка-модель. Кстати, и Хлоя из «Двуличного любовника» — тоже бывшая манекенщица. 

Она говорит, что не сразу смирилась с ремеслом модели. Тут ведь ситуация двойственная: с одной стороны — роскошь, красота, фотографы-гении, творчество и свобода, а с другой — какая свобода, раз тебя зовут лишь для того, чтобы что-нибудь продать. Но работе этой Марина очень благодарна. Прежде всего за то, что она помогла заработать независимость от родителей и уехать из пригорода в город, аж за пять-шесть остановок на метро. Что за пригород? Мезон-Альфор на юго-востоке Парижа. 

— Что за жизнь там была? 

— Банальная! — отрезает Марина. — Школа, взросление, скука.

— Не любили школу?

— Совсем не любила.

— Почему? 

— По разным причинам. Там тебя заставляют быть как все, а мы не все одинаковые. И заставляют заниматься тем, чем ты заниматься не хочешь, что тебе неинтересно. А это непродуктивно. 

— Но, может, в школе заводят друзей и подруг? 

— Я была очень дикой, сторонилась всех, хотя и старалась нормально учиться. Моих одноклассников я с тех пор особо не встречала. Одну близкую школьную подругу сохранила.  

Комбинезон, пояс, часы Premiere, все — Chanel; серьги, колье, все — Ruban, Chanel Fine Jewelry фото № 6
Комбинезон, пояс, часы Premiere, все — Chanel; серьги, колье, все — Ruban, Chanel Fine Jewelry

Марина старалась, чтобы в школе никто не знал, что она позирует для фотографов. Она не понимала, как на это отреагируют одноклассники. Точнее, понимала. Проходу не дадут. Да и родители относились к этому без особой радости. Того ли папа-шофер и мама-бухгалтер хотели для своей дочки? И были, кстати, правы, когда беспокоились о том, что новая жизнь помешает учебе. Марина не сдала выпускные экзамены. И не стала пересдавать. Жалеет ли она теперь об этом? 

— Да.

— Правда? 

— Нет. 

Она не пошла дальше учиться, не поступила ни на актерский, ни на режиссерский, но разве это ей помешало? Тем более в ремесле модели. За время своей карьеры Марина работала с самыми разными марками, но сейчас у нее роман с самой Chanel. Для француженки это святое. «Ну уж, святое! Но я люблю историю Коко Шанель. Как она освободила женщин от корсетов, как научила их новой французской элегантности, умению выглядеть независимыми, защищенными».

С этой маркой она давно обручилась. Со времен «Двуличного любовника» я вижу у нее на руке шанелевский бестселлер — часы Boy·Friend. Ради Chanel она даже соглашается надеть массивные серьги. «Я проколола уши довольно поздно, месяц мучилась с "гвоздиками", потом вынула их и забыла об этом навсегда, но на съемках готова надевать серьги, тем более эти». 

Карл Лагерфельд снимал Вакт для круизной коллекции 2017/18, а этой весной она станет лицом линии макияжа Les Beiges: «В обычной жизни я не ношу косметику, только на съемках. А в этой линии мне нравится естественность. Макияжа как будто бы и не видно, а коже хорошо. Я из тех, кому трудно угодить, но тут мы сошлись характерами». 

Как проходит ее день? «Встаю рано, варю себе кофе». Один кофе? «Один кофе, два кофе. Потом просыпается сын, я кормлю его завтраком и веду в школу. А после занятий жду на выходе, вместе с другими родителями». Поскольку детям всегда достается исправленный и дополненный вариант нашей собственной жизни, я спрашиваю Марину, каково ее сыну учиться. «Анри не в обычной школе, а в школе Монтессори, он маленький, и ему это еще нравится». В Париже принято заранее думать, куда пойдет ребенок, в какую школу, какой лицей — ради этого даже меняют квартиры, чтобы легче было записаться. «Ему все-таки только пять лет! Кому нужны школьные рейтинги? — пожимает плечами Марина. — Я не буду думать о том, насколько престижна школа, куда он пойдет, — лучше позабочусь о его окружении, чтобы оно было добрее к нему, чем было ко мне». 

Ради ребенка они переехали. Жили в крутом и веселом одиннадцатом округе, a сейчас переселились подальше от светофоров, поближе к деревьям — в Венсенский лес: «Я думаю о его легких, здесь гораздо легче дышится». А как же город? Ну, город близко! Хотя выходить куда-то по вечерам удается реже. В прошлую нашу встречу Марина рассказывала мне про любимый японский ресторан Toraya у площади Согласия, где она заказывает всегда одно и то же: рис с бамбуком и грибами, овощи на пару, суп мисо. «Обожаю есть. Но люблю не все. Ненавижу шпинат! И стараюсь не кусочничать на приемах, там никогда не дают ничего хорошего, лучше уж поесть заранее. Зато пью там шампанское. Я люблю шампанское».

Марина рассказывает о том, как ездила в Россию: «Меня принимали с большой любовью и простотой, это была, правда, очень короткая поездка. Петербург показался мне более европейским, более архитектурно стройным, а Москва хаотичнее, тяжелее, но в ней много сильного, витального. Это города очень разные, но и очень похожие. Мне особенно понравились люди. Я бы хотела вернуться, показать Москву и Петербург мужу и сыну».

Платье, пояс, все — Chanel; колготки, Calzedonia; серьги Coco Crush, Chanel Fine Jewelry фото № 7
Платье, пояс, все — Chanel; колготки, Calzedonia; серьги Coco Crush, Chanel Fine Jewelry

— Вашим родителям нравятся ваши фильмы? 

— Я не знаю, смотрели ли они их. 

— Кому же вы позвонили, когда получили приз на фестивале французского кино во Флоренции? 

— Кому я позвонила? Никому. 

Текст: Алексей Тарханов

Фотограф: David Bellemere @ARTSPHERE

Ассистент фотографа: Kader Bennacer

Цифровая обработка: François MAGNOSI @DÉJÀ VU

Стилист: Oleg Tikhomirov

Ассистент стилиста: Innokentiy Makarov

Визажист: Sandrine Cano @Chanel 

Прическа: Ciryl Laloue @Open Talent

Маникюр: Isabelle Valentin @Open Talent

Продюсер: Ksenia Vasilyeva

Младший продюсер: Marine Dubois-Rosuel @Bellanopolis

Источник фотографий: David Bellemere @ARTSPHERE

Поделитесь с друзьями и получи бонус

Instyle

Телефон:
+7 (495) 974-22-60

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147

Читайте также

«Не многие спрашивают, в порядке ли я»: Меган Маркл дала эмоциональное интервью
Новости
«Не многие спрашивают, в порядке ли я»: Меган Маркл дала эмоциональное интервью
«Мистер»: интервью с писательницей Э. Л. Джеймс о новом эротическом бестселлере
Интервью
«Мистер»: интервью с писательницей Э. Л. Джеймс о новом эротическом бестселлере
«Продвигайте современное искусство в соцсетях»: интервью с владельцем галереи Peres Projects на Cosmoscow
Стиль жизни
«Продвигайте современное искусство в соцсетях»: интервью с владельцем галереи Peres Projects на Cosmoscow
5 правил жизни Кэролайн Вриланд
Мода
5 правил жизни Кэролайн Вриланд