15 Мая | Ольга Касьянова

Дольче и погромче: великому Федерико Феллини исполняется 100 лет — за что мы его любим?

Кинокритик Ольга Касьянова вспоминает великого жизнелюбца Федерико Феллини, чьи фильмы учат не только Италию, но и весь мир: встретив беду — пой.

В этом году Федерико Феллини, ультимативному итальянцу и самому народному режиссеру из плеяды Больших Мастеров, исполнилось бы 100 лет. Часть праздничных мероприятий пришлось отложить из-за стремительного распространения вируса, но зато состоялся другой in memoriam — и лучше его нельзя было придумать. Во время пика эпидемии удаленные друг от друга итальянцы, самые контактные, говорливые и целовальные люди на свете, соединяли разомкнутые объятия с помощью вечернего пения под лозунгом «Далеко, но вместе» — и это настоящая ожившая сцена из какой-нибудь неснятой феллиниевской картины. 

В отличие от творцов-одиночек, Федерико не мыслил себя вне человеческого улья. На съемочной площадке ему необходимы были хаос и суета — иначе он не мог творить. Его знаменитые массовые сцены, шествия, карнавалы и буффонады, где церковные процессии перемежаются стайками детей и клиньями почтенных донн, где всегда звучит музыка, кто-то пляшет, кто-то ругается, а камера выхватывает случайного прохожего, подмигивающего в объектив, — все это волнующее коллективное существование на экране стало вечным признанием любви маэстро к своему народу, к его бурлящей витальности, страсти и умению пребывать в совместной гармонии жизненного беспорядка.

Федерико Феллини рассказывает про свой фильм La Dolce Vita фото № 1
Федерико Феллини рассказывает про свой фильм La Dolce Vita

При этом Феллини никогда не «забелял» темные стороны жизни, в его феерии всегда есть немного жути, которая со временем проявляется все сильнее. Даже его «Сладкую жизнь» сегодня назвали бы драмой выгорания. Придумывая «И корабль плывет», свой самый философский фильм о закате Европы, он сказал своему соавтору Тонино Гуэрре (ему тоже на днях исполнилось сто): «Хорошо бы начать фильм с парада карабинеров — в праздничных нарядах, на белых лошадях, с плюмажами из перьев на касках. Но спотыкается, падает первая лошадь, за ней другая, третья, постепенно все начинают падать. И эти плюмажи, все разрушается, превращается в мясорубку, идет не по плану — как в жизни и бывает!» Праздник, превращающийся в пеструю свалку, граничащую с трагедией, — такой Феллини видел жизнь и любил ее, не требуя ничего другого. «Жизнь длится, и этого достаточно», — говорит журналист Орландо, альтер эго Феллини в итоговой версии фильма, подозрительно напоминающего сегодняшний день: на закрытом корабле, направляющемся с траурной миссией к греческому острову, болеет экзотическое животное (носорог), люди боятся заразы и политического кризиса. Но чтобы избавиться от страха, они поют хором, не делясь на нации и сословия, пусть каждый и стоит на своей палубе. Оперные дивы поют вместе с поварами, истопниками и беженцами, зная, что лучший ответ беде — не паника и борьба, а единение. И дольче вита — несмотря и вопреки. Поэтому вскоре все вместе пустятся в пляс и опустошат бар.

Феллини всю жизнь носил щегольские платки и ел любимые деликатесы (ризотто с шафраном и романьольские десерты), никогда не изменяя себе и не приглушая блеска: был как тот павлин на снегу в «Амаркорде» — и чудо жизни видел в загадочной «необходимости лишнего». Таковы уж итальянцы: вот и теперь, во время массовой скупки продуктов, непопулярный сорт пасты все равно остался на полках. Даже в разгар эпидемии они не теряют свою идентичность — как не покупали эти макароны, так и не покупают. А еще отправляют теплую еду в больницы — поддержать изможденных врачей.

Просто подсчетам потерь этот живой дух предпочитает ощущение безграничной щедрости. И Феллини был щедр и жалостлив ко всему живому — от котов, которых каждый день кормил на родной студии «Чинечитта», до собратьев-режиссеров: например, приехав на Московский кинофестиваль в 1963 году, он первым делом попросил организовать ему встречу с опальным режиссером Марленом Хуциевым. Гуманизм в нем всегда был самым простым и естественным — понятным что левой интеллигенции, что деревенской бабушке. Образ неподражаемой Джульетты Мазины в «Дороге» излучает неподдельный свет человеческой доброты, а когда ее же Кабирия — после страшного предательства и мыслей о самоубийстве — вдруг не может не улыбнуться, поддавшись настроению радостной толпы, — это, возможно, самый яркий гимн оптимизму и упрямой, несгибаемой жажде жизни во всем мировом кинематографе.

Такова целебная сила доброго фокусника и его любимой клоунессы. Такова сама Италия, многие века изучающая науку счастья сквозь невзгоды и проповедующая ее по всему миру. Если бы Феллини жил сегодня, он был бы горд соотечественниками и вместе с ними давал простые советы, подходящие не только для карантина: будьте щедры и совместны, несмотря на расстояния. Вспомните детство, дурачьтесь, громко смейтесь. Устройте праздник в своей каюте, пойте песни и занимайтесь любовью. И еще: посмотрите Феллини — он наснимал целый целебный декамерон историй как раз для чумных времен (у него даже есть новелла в альманахе «Боккаччо 70»). А жизнь победит вопреки войнам, болезням и отчуждающей интернет-зависимости — это просто неизбежно.

В дополнение

Дольче и погромче: великому Федерико Феллини исполняется 100 лет — за что мы его любим? фото № 2

Специально к юбилею великого режиссера на легендарной киностудии «Чинечитта» открылась выставка Felliniana. Художник-постановщик, обладатель трех «Оскаров» Данте Ферретти, работавший с режиссером над пятью фильмами, вместе со своей женой, не менее титулованным художником Франческой Ло Скьяво, к столетию режиссера воссоздал в историческом павильоне Palazzina Fellini сцены из жизни, снов и фильмов Феллини. Здесь можно увидеть автомобиль Fiat 125, на котором маэстро часто отправлялся на съемки с Ферретти и рассекал по ночному Риму с друзьями, кинотеатр его детства Fulgor, во многом определивший профессиональный путь Федерико, и даже попасть в сцену из картины «Город женщин», где Марчелло Мастроянни атакуют полуобнаженные амазонки в «приемной» своего загадочного дома.

Афиши к фильмам Феллини на выставке Felliniana фото № 3
Афиши к фильмам Феллини на выставке Felliniana

Дольче и погромче: великому Федерико Феллини исполняется 100 лет — за что мы его любим? фото № 4

В сентябре 2010 года вышла съемка InStyle в честь 50-летия «Cладкой жизни» Феллини, ставшая одним из первых и самых масштабных проектов в жанре оммажа великим фильмам в российском глянце. Главные роли в ней сыграли Равшана Куркова и Максим Матвеев. «Когда мне предложили поучаствовать в этом проекте, я согласился не раздумывая, — вспоминает актер, примеривший по нашей просьбе образ героя «Сладкой жизни» Марчелло Рубини. —  Я тогда часто пересматривал фильмы Феллини, и они были для меня, недавнего выпускника Школы-студии МХАТ, образцом смелости и креатива». Натурные съемки проводились сразу на нескольких площадках, в том числе бывшем аэродроме на Ходынке, Фрунзенской набережной и в сосновом бору в 20 км от Москвы, — так что участникам процесса, включая 30 человек массовки, пришлось провести почти двое суток в разъездах по городу и окрестностям. «Мы работали практически с утра до вечера — редкость для журнальных фотосессий, на которые обычно выделяется пара-тройка часов. Особенно мне запомнился кадр в спорткаре: это был мой первый опыт вождения спортивного автомобиля, — рассказывает Максим Матвеев. — Такие необычные съемки надолго остаются в памяти».

Герои проекта Равшана Куркова и Максим Матвеев и фотограф Илья Вартанян радуются успешному завершению съемок. фото № 5
Герои проекта Равшана Куркова и Максим Матвеев и фотограф Илья Вартанян радуются успешному завершению съемок.


Источник фотографий: Getty

Подборка: Viva Италия!

Поделитесь с друзьями и получите бонус

Instyle

Телефон:
+7 (495) 974-22-60

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147

Читайте также

5 ресторанов с доставкой для тех, кто соскучился по Патрикам
Журнал
5 ресторанов с доставкой для тех, кто соскучился по Патрикам
Acer-Conceptd
Журнал
Acer-Conceptd
Acer_Predator
Журнал
Acer_Predator
Урусова
Журнал
Урусова