23 Ноября

Культ беременности, it-bags и «сочный кутюр»: фрагменты из книги «История моды. С 1850-х годов до наших дней» о стиле девяностых и нулевых

С разрешения издательства ОДРИ публикуем любопытные истории о моде 1990-х и 2000-х, рассказанные авторитетными историками моды Дэниелом Джеймсом Коулом и Нэнси Дейл

В ноябре 2021-го на реальных и виртуальных полках магазинов появился внушительный труд Дэниела Джеймса Коула, преподавателя истории моды Нью-Йоркского университета и Технологического института моды, и Нэнси Дейл, заведующей кафедры истории костюма в Нью-Йоркском университете, специализирующейся на истории текстиля с середины XIX века до наших дней, — перевод книги «История моды. С 1850-х годов до наших дней». В увесистом томе на 500 страницах подробно описаны метаморфозы fashion-индустрии и нашего восприятия прекрасного, процесс выстраивания отношений людей и вещей начиная с 1850-х годов, а также взаимосвязи элементов популярной культуры (кино, музыки, телевидения и соцсетей) и моды.
Книга издательства ОДРИ «История моды. С 1850-х годов до наших дней» фото № 1
Книга издательства ОДРИ «История моды. С 1850-х годов до наших дней»
С разрешения издательства ОДРИ публикуем любопытные факты о моде девяностых и нулевых, к которой вернулись десятки дизайнеров в сезонах осень-зима 2021/22 и весна-лето 2022.

Тропа материнства

В августе 1991 года обложка журнала Vanity Fair с фотографией беременной Деми Мур, «одетой» только в украшения с бриллиантами, сигнализировала о начале новой эры одержимости материнством. Осознавая, что их биологические часы тикают, миллионы женщин, родившихся на излете беби-бума, поспешили стать матерями, создав собственный беби-бум. Они принесли с собой завышенные ожидания от материнства: идеальное сочетание работы и семьи, интеллектуально развитые дети и стильная одежда для периода ожидания ребенка.



Вопрос, во что одеться во время беременности, это, разумеется, извечная проблема. Часто ее решали, перешивая существующую одежду и мрачно соглашаясь на несколько месяцев безвкусицы или изоляции. С начала ХХ века стала доступна готовая одежда для беременных, а ее дизайнерский вариант заметно продвигали в 1950-х годах. Явно игнорируя модные тренды, рынок одежды для будущих матерей словно одевал внутреннего ребенка, предлагая беременным женщинам свободные рубашки и круглые отложные воротники. Это был неприемлемый выбор для поколения, на время отлученного от дизайнерских джинсов. В 1990-х одежда для беременных заняла значительную нишу на рынке. Лейблы, предлагавшие стильную одежду для беременных, признали, что современные будущие матери работали, отдыхали, хотели быть в тренде и даже выглядеть сексуально.
Беременная супермодель Ясмин Ле Бон на фото 1998 года у шикарного магазина для младенцев на Манхэттене фото № 2
Беременная супермодель Ясмин Ле Бон на фото 1998 года у шикарного магазина для младенцев на Манхэттене
Линия одежды для беременных Gap привнесла спортивные ноты в одежду, прежде делавшую из женщины настоящую матрону. Эстетика материнства изменилась, когда живот стал объектом почитания, а не поводом для неловкости, им гордились, а не прятали. Американская компания Belly Basics предложила универсальный гардероб в коробке «Набор для выживания во время беременности» (Pregnancy Survival Kit), состоявший из платья, туники, юбки и легинсов. В отличие от стилей для будущих матерей предыдущих периодов трикотажная одежда не придавала дополнительного объема женской фигуре, уже поменявшей очертания, но предлагала комфортные стройнящие варианты, которые работали в любой ситуации и легко дополнялись аксессуарами. Некоторые женщины доводили облегание до крайности, демонстрировать живот с выпирающим пупком на поздних сроках беременности стало социально приемлемым. Предвосхищая современную одержимость поп-культуры беременностями знаменитостей, в этом десятилетии некоторые из них встали на тропу материнства с хорошо задокументированной беременностью и родами, включая Мадонну и Сару, герцогиню Йоркскую.

«IT»

В середине десятилетия New York Times задала вопрос: «Кто платит за сумку $1200 и почему?» В статье говорилось об «одержимости» некоторых покупателей сумками. Как бестселлеры момента назывались модели Marc Jacobs, Prada и Hermès. Но $1200 были весьма скромной суммой, ведь цены на некоторые сумки Mulberry, Vuitton, Chanel и других дорогих брендов начинались с $2000 и могли доходить до десятков тысяч долларов за модели из ограниченных серий или выполненные из экзотической кожи. Так как потребители моды переключили свое внимание со статусной обуви на It Bags (Сумки мечты), дизайнеры и бренды сосредоточились на потенциальной прибыли от сумок и даже включали их в показы на подиумах. Это контрастировало с предыдущими десятилетиями, когда аксессуары считались важными для итоговой суммы, но оставались на периферии сезонных показов. В универмагах расширяли отделы сумок, бутики воспользовались трендом, эксплуатируя впечатление эксклюзивности, подогревавшее аппетиты клиентов. Формировались листы ожидания, и ретейлеры сообщали об отчаявшихся женщинах, рыдавших из-за того, что им не удалось приобрести сумку Spy Fendi или Paddington Chloé.

Марк Джейкобс для Louis Vuitton, весна-лето 2005 фото № 3
Марк Джейкобс для Louis Vuitton, весна-лето 2005
Феномен It Bag совпал с модой на обильное декорирование сумок в первой половине десятилетия. Фирменная металлическая фурнитура и логотипы были важны и делали некоторые сумки мгновенно узнаваемыми. Многие модели украшали бахромой, цепочками, кольцами и висячими замками. Размер и объем сумок провоцировали их сравнение с багажом, вдохновляя юмористические комиксы. Самые тяжелые сумки носили на сгибе локтя, вызывая сатирические сравнения женщины с чайником — одна рука на бедре, вторая свободна. Многие модели от ведущих дизайнеров становились объектами для подделок на всех уровнях рынка, включая контрафактные копии. В 2003 году Dooney & Bourke предложили сумку, очень похожую на Vuitton. Последовавшие судебное разбирательство привело к решению, что сумка Dooney & Bourke действительно является копией, но это не выходит за пределы приемлемой практики копирования. По иронии судьбы модель Dooney & Bourke, которую рекламировали как «разноцветную сумку-ранец», получила название It Bag. К 2008 году модная пресса объявила о конце преходящего It и стала продвигать «классическую роскошь». В следующем году заговорили о «возвращении It Bag». Сумасшедший подъем и спад интереса к хорошо разрекламированным аксессуарам, символом которых стала сумкомания, закрепились как значимый аспект моды XXI века.

Совсем не кутюр

Одним из последствий серьезных переворотов в системе моды стало повсеместное и искаженное использование термина «кутюр». Хотя Синдикат высокой моды продолжал устраивать сезонные показы таких марок, как Lanvin, Dior и Chanel, в глазах широкой публики все хотя бы в минимальной степени необычное относилось к «кутюру». Ухоженных домашних питомцев одевали в затейливые ошейники, свитера и тиары, и это называлось Canine Couture или Kitty Couture. Компания Born 4 Couture поставляла специальные автомобильные сиденья и соски-пустышки с бриллиантами для детей богатых родителей, а Couture Pops предлагала леденцы на покрытых стразами палочках.


Несмотря на скромные размеры настоящей индустрии от-кутюр — по данным Vogue, в 2008 году число постоянных клиентов едва достигало 200, — ее психологическое влияние было огромным. Документальный фильм BBC «Тайный мир высокой моды» (2007) и «Под знаком Chanel», мини-сериал 2005 года, дали возможность телезрителям изнутри посмотреть на этот привилегированный мир. Подчеркивая уникальное мастерство работников высокой моды, показывая швейные мастерские, обычно остающиеся за кадром, и гардеробы клиентов, обе программы удовлетворили желание публики приобщиться к этому миру и, возможно, послужили виртуальным приглашением в «клуб кутюр».

Реклама аромата от Juicy Couture фото № 4
Реклама аромата от Juicy Couture
В высшей степени успешный мейнстрим-бренд Juicy Couture («Сочный кутюр») — это, пожалуй, лучший пример понимания публикой этого термина. Основанная в 1997 году Гелой Нэш-Тейлор и Памелой Скайст-Леви, двумя уроженками Калифорнии, компания Juicy Couture взлетела к славе благодаря облегающим велюровым спортивным костюмам, предложенным в 2001 году. Они быстро стали фаворитами знаменитостей, включая Дженнифер Лопес и Камерон Диас. Нэш-Тейлор и Скайст-Леви сосредоточились на яркой одежде с женственным силуэтом, включая облегающие футболки с V-образным глубоким вырезом. Их провокационные тренировочные брюки с низкой посадкой и надписью Juicy на ягодицах, способствовали дискредитации понятия «кутюр» как эксклюзивного концепта. Когда в 2003 году компания была продана гиганту Седьмой авеню Liz Claiborne, Inc., прибыль от сделки была действительно сочной.

Новые доказательства девальвации термина «кутюр» появились с дебютом в 2010 году телевизионного реалити-шоу Jersey Couture. Героинями шоу стали владелица магазина из Нью-Джерси и ее ярко разукрашенные дочери, одевавшие для особых случаев бесконечный поток благодарных клиенток. Это прозвучало как похоронный звон для понятия «кутюр» как синонима престижа и эксклюзива.

Источник фотографий: Пресс-служба

Поделитесь с друзьями и получите бонус

Instyle

Телефон:
+7 (495) 974-22-60

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147

Читайте также

Роберто Кавалли — король красных дорожек 2000-х: вот 15 фото, которые это доказывают
Звездный стиль
Роберто Кавалли — король красных дорожек 2000-х: вот 15 фото, которые это доказывают
Брюки и юбки с низкой посадкой — тренд будущего лета, который можно носить и осенью
Тренды
Брюки и юбки с низкой посадкой — тренд будущего лета, который можно носить и осенью
Сумки Louis Vuitton, которые точно бы понравились основателю модного Дома Луи Вюиттону
Обзоры
Сумки Louis Vuitton, которые точно бы понравились основателю модного Дома Луи Вюиттону
«Дневник одного гения» и еще 5 мемуаров великих художников
Стиль жизни
«Дневник одного гения» и еще 5 мемуаров великих художников