1 Декабря 2020 | Алексей Зимин

«Домогательства — это не криминал»: харассмент стал масштабной проблемой. Почему за него не наказывают

Харассмент, несмотря на, казалось бы, очевидную противоправность, довольно сложно поддается трактовке с точки зрения закона. Где грань, за которой простые знаки внимания становятся притеснением, какое наказание грозит обидчиками и возможно ли вообще их привлечь к ответственности. InStyle Man постарался разобраться в вопросе и с помощью экспертов пришел к важным выводам.

В предыдущих материалах речь шла о том, почему и как оправдывают агрессоров, о личных границах и о причинах возникновения харассмента, чем может обернуться попытка соблазнить коллегу по работе.

Это пятый материал из цикла про харассмент. Он подготовлен с помощью экспертов Адвокатского бюро S&K «Вертикаль» в рамках проекта Don’t touch me под руководством Юлии Андреевой и Павлом Степановым, кандидатом юридических наук, ассистентом кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, руководителем отдела НОЦ «Уголовно-правовая экспертиза». И речь пойдет о проблемах правового регулирования ответственности за харассмент.

«Домогательства — это не криминал»: харассмент стал масштабной проблемой. Почему за него не наказывают фото № 1

Что такое харассмент в российской действительности?

На мой взгляд, в российском обществе в настоящее время отсутствует целостное понимание этого явления. Всплеск активности в отечественных СМИ и социальных сетях, который спровоцировал широкий интерес к теме харассмента и ответственности за него, был связан с заявлениями журналисток о сексуальных домогательствах со стороны одного депутата Государственной Думы. В данном случае женщины заявляли о нежелательных прикосновениях («прислонил внутреннюю часть ладони к ее лобку и провел рукой вверх») и попытках поцеловать. Были, однако, широко освещены в СМИ и случаи заявления об однополых сексуальных домогательствах, что, кстати, подтверждает, что харассмент — явление вне пола. 

Из каких действий обычно складывается харассмент?

Харассмент как разновидность девиантного поведения может выражаться в различных действиях. Это могут быть как нежелательные физические прикосновения, объятия, поцелуи, так и словесные акты: например, комментарии о внешности человека с сексуальным подтекстом, пошлые шутки, предложения сексуального характера, отправка фотографий интимного характера через социальные сети и мессенджеры.

И такое может происходить в самых различных ситуациях: в общественных местах, транспорте, на рабочем месте, в образовательной среде и даже в сфере договорных отношений (известны случаи сексуальных домогательств со стороны арендодателя жилого помещения в адрес женщины-арендатора).

Кроме того, в широком смысле харассмент — это не только сексуальные притеснения. Например, это могут быть и различные действия, выделяющие лицо или группу лиц среди некоторого количества других лиц, по половому признаку. Предоставление преференций в профессиональной, спортивной, образовательной или иной сфере, избавление от дисциплинарных мер — это проявление сексизма, и в широком смысле оно должно тоже охватываться понятием харассмента. 

Как представляется, самая большая юридико-техническая сложность в проблематике харассмента — его многоликость и трудность определения.

Как сейчас харассмент регулируется законом?

Российское законодательство не содержит понятия «сексуальные домогательства». В 2014 году в Государственной Думе рассматривался законопроект о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях в части установления защиты прав женщин от сексуальных домогательств. Как следует из стенограммы обсуждения данного законопроекта, он был отклонен по технико-юридическим причинам, то есть автор проекта, по мнению членов законодательного органа, не смог его сформулировать точным образом. И это действительно очень сложная задача.

В настоящее время в отечественном Уголовном кодексе предусмотрена ответственность за понуждения к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ), то есть к половому сношению, мужеложству, лесбиянству (или совершению иных действий сексуального характера).

Под понуждением понимается психическое воздействие на человека, которого побуждают вступить в сексуальную связь против его воли. Общественная опасность такого преступления заключается в том, что потерпевшего ставят перед выбором, который состоит из двух негативных для него вариантов: совершения полового сношения (иных действий сексуального характера) с лицом, который его (ее) принуждает, либо нарушения интереса потерпевшего лица в случае отказа от вступления в интимную связь. Именно этим такое преступление отличается от навязчивого сексуального поведения, соответствующих намеков, нежелательных прикосновений. Они сами по себе хоть и не ставят потерпевшего в безвыходное положение, но остаются общественно опасными, поскольку ущемляют достоинство личности, дискриминирует ее по половому признаку, могут поставить жертву в унизительное положение.

Однако очевидно, что нормой Уголовного кодекса о принуждении (ст. 133 УК РФ) предусматривается ответственность лишь за  малую часть тех действий, которые охватываются понятием «харассмент» в широком смысле. Можно сказать, что в настоящее время предусмотрена ответственность лишь для верхушки айсберга, которым является феномен под названием «харассмент»

Замечу, что отсутствие целостного представления наблюдается не только в России. Это отчасти связано с тем, что и на международном уровне этому вопросу уделяется не так много внимания по сравнению с другими вопросами, связанными с нарушением прав женщин, такими как физическое насилие над ними, репродуктивные права, защита женщин в вооруженных конфликтах и другими. Несмотря на бурный рост интереса к проблеме, очевидным является то, что нормативно-правовая база, направленная на борьбу с сексуальными домогательствами, находится еще в стадии становления. 

«Домогательства — это не криминал»: харассмент стал масштабной проблемой. Почему за него не наказывают фото № 2

Как «вычислить» преступника

В понимании большинства людей, потенциальный обидчик — это мужчина средних лет, занимающий высокое положение и считающий, что ему все дозволено. Но можно ли с научной точки зрения составить портрет человека, способного на харассмент?

Личность преступника — центральная тема такой науки, как криминология. В ее инструментарии находятся различные статистические, социологические и психологические методы, которые позволяют выявлять основные черты личности тех, кто преступает закон. Здесь задействованы методы, в том числе связанные с регистрацией преступлений, работой с потерпевшими, анализом уже вынесенных судебных решений по уголовным делам.

Поскольку сексуальные домогательства все еще не считаются в России преступным деянием, а случаи харассмента, которые стали достоянием общественности, носят, по крайней мере в России, скорее выборочный характер, говорить о каких-либо обобщающих научно обоснованных выводах о личности преступника, совершающего харассмент, пока преждевременно. Без целостных криминологических исследований и эмпирической базы составить портрет преступника крайне сложно, а выводы о наиболее типичных его признаках будут не более чем гипотезами.

Первые дела о домогательствах в США появились еще в 70-е годы прошлого века. Что лежит в основе этого явления? Исторические предпосылки, менталитет, отношения власти и подчинения? Или причины связаны прежде всего с воспитанием конкретного человека?

Этот вопрос тоже связан с областями знания, которыми занимаются криминологи. Как и при составлении портрета преступника, выводы здесь могут быть только гипотетическими. Мне представляется, что и исторические предпосылки, и менталитет (в первую очередь отношение к человеческому достоинству вообще), и обстановка могут провоцировать девиантное поведение. Что же касается отношений власти и подчинения, то, на мой взгляд, они могут способствовать совершению указанных действий в отношении подчиненных. Неслучайно поэтому в тех странах, где устанавливается ответственность (необязательно уголовная) за харассмент, особенно выделяются законом домогательства на рабочем месте со стороны начальства, со стороны коллег. 

В конце XX века в американском штате Алабама проводилось исследование на тему того, что следует понимать под сексуальным домогательством и каково мнение общественности на тему необходимости криминализации данного деяния. Опрос, проведенный в ходе исследования, показал, что 3/4 опрошенных включили отношения власти и подчинения в профессиональной сфере в качестве обязательного элемента такого деяния.

Но в ходе исследования было установлено, что сексуальные домогательства с той же степенью распространены и на улице и в общественных местах. Большинство опрошенных поддержали необходимость принятия законодательства, предусматривающего уголовную ответственность за сексуальные домогательства (результат опроса — от 64 до 85 процентов, причем процент варьировался в зависимости от той среды, где совершено домогательство; при этом трудовые отношения отмечались в качестве необходимых подавляющим большинством опрошенных).

Неслучайным поэтому представляется, что некоторые инструменты региональной и государственной защиты прав человека рассматривают проблематику сексуальных домогательств именно в контексте «карьерных», трудовых взаимоотношений.

Например, существует Свод практических правил Европейской комиссии, касающихся достоинства мужчин и женщин на рабочем месте (The European Commission’s Code of Practice on the dignity of men and women in the workplace). Данный документ предусматривает, что поведением, унижающим достоинство женщины или мужчины на работе, является: физическое сексуальное поведение, вербальное поведение сексуального характера, невербальное поведение сексуального характера, а также комментарии о внешности, которые являются нежелательными для адресата. Такое поведение становится домогательством, когда совершающему действия лицу стало ясно, что «получатель считает его оскорбительным», однако продолжает его совершать. Мотивация лица, которое ведет себя таким неподобающим образом, не имеет значения, однако она может быть и сексуальной. Нормативные акты, посвященные превенции домогательств на рабочих местах, есть и в Евросоюзе, и в США.

«Домогательства — это не криминал»: харассмент стал масштабной проблемой. Почему за него не наказывают фото № 3
«Домогательства — это не криминал»: харассмент стал масштабной проблемой. Почему за него не наказывают фото № 4

Готово ли российское общество к введению наказания за харассмент и стоит ли признавать харассмент правонарушением или преступлением?

На мой взгляд, юридически мы готовы к введению ответственности за любые действия (к которым, безусловно, относится и харассмент), унижающие человеческое достоинство: 12 декабря 1993 года, когда всенародным голосованием российский народ принял Конституцию Российской Федерации, гарантировав в статье 21 каждому человеку право на охрану его достоинства. Совершенно другой вопрос, готов ли современный российский законодатель пойти дальше (по сравнению с тем, какие нормы уже предусмотрены в Уголовном кодексе РФ 1996 г.)  в охране этого достоинства, вплоть до охраны от сексуальных домогательств в широком значении данного термина.

Конечно, с точки зрения юридической техники задача криминализации харассмента не является простой. Напротив, из-за деликатности, неоднозначности, зачастую двусмысленности, трудноуловимости содержания и смысла тех вербальных и невербальных актов, которые могут считаться сексуальным харассментом, любой законодатель столкнется с трудностью описания диспозиции нормы, предусматривающей ответственность за сексуальное домогательство. 

Может, «хорошо, где нас нет», а за границей харассмент уже давно прописан в законах?

Юридико-техническую сложность криминализации харассмента демонстрирует нам пример французского законодательства: до 17 января 2002 года УК Франции предусматривал норму, устанавливающую наказание в виде года лишения свободы или штрафа в пятнадцать тысяч евро за действия в виде наложения ограничений на человека, высказывание ему распоряжений, оказание на него психологического давления, если эти действия совершаются с целью вступления в половые отношения с их адресатом и лицом, обладающим какими-либо властными полномочиями и, таким образом, злоупотребляющим ими.

С 17 января 2002 года эта норма была существенно расширена, и такой признак, как наличие у виновного каких-либо полномочий, перестал быть обязательными для наличия состава преступления. Следующие несколько лет диспозиция нормы об ответственности за харассмент во французском уголовном законодательстве действовала в иной редакции: «Харассмент — это домогательства в отношении лиц с целью вступления с ними в половые отношения». При этом санкция осталась прежней.

Очевидная логическая ошибка в виде определения через искомое понятие и неопределенность нормы привела к обжалованию вынесенных решений. Так, например, конституционность нормы была оспорена французским политиком Жераром Дюкре, осужденным в 2010 году за сексуальные домогательства в отношении трех сотрудников мэрии коммуны Вильфранш-сюр-Мер.

Конституционный Совет Франции 4 мая 2012 года признал указанную норму противоречащей блоку конституционности по причине ее неопределенности и расплывчатости. А уже законом от 6 августа 2012 года норма об ответственности за сексуальные домогательства была изложена Парламентом Франции в новой редакции. 

С тех пор и по настоящее время во Франции сексуальные домогательства — это факт многократного высказывания человеку замечаний сексистского или сексуального характера или факт поведения, которые либо ущемляют достоинство потерпевшего лица из-за унижающего характера такого поведения или высказываний, либо создают враждебную, оскорбительную или пугающую ситуацию для него.

С 2018 года деяние считается также совершенным и в том случае, если такие слова или поведение были адресованы одному и тому же потерпевшему единожды несколькими лицами согласованно или по подстрекательству какого-то конкретного лица. Более того, даже если такие лица действовали несогласованно и однократно, но при этом осознавали, что в отношении потерпевшего уже совершались подобные действия, деяние также будет квалифицировано как сексуальное домогательство. При этом использование сети Интернет, электронных средств и носителей информации является обстоятельством, отягчающим ответственность.

Хочется отметить, что французский законодатель криминализовал в данной норме и некоторые элементы такого девиантного поведения, как сталкинг (слежение, розыск, преследование. — Прим. авт.), а также то, что для совершения сексуального домогательства не нужно, чтобы виновное лицо находилось в служебных или рабочих отношениях с потерпевшим лицом.

Виновным может быть знакомый жертвы, ее (его) клиентом или клиенткой, тренером по фитнесу, страховым агентом, руководителем, преподавателем или преподавательницей — в общем, кем угодно. Круг субъектов преступления не оговорен. Для квалификации важна неоднократность действий, их сексуальное содержание и наличие последствий в виде ущемления человеческого достоинства либо в создании «терроризирующей» жертву обстановки. 

Конституционный Совет Франции, как и французский законодатель при принятии в 2012 году своих ключевых решений по данному вопросу исходили из необходимости охраны достоинства личности, невзирая на то, что указанным преступлением и не причиняется телесный вред потерпевшему лицу, нетронутым остается и половая свобода жертвы. Таким образом, французский законодатель охраняет нормами о харассменте прежде всего достоинство личности.

Описание харассмента, которое отражено во французском уголовном кодексе, — это почти дословное воспроизведение соответствующей Директивы ЕС, которая предписывает странам ЕС принимать меры по борьбе с сексуальными домогательствами. И хотя данная формула и представляется удачным этапом развития юридической техники криминализации харассмента и учтена и в некоторых других странах ЕС, она не является единственной. 

«Домогательства — это не криминал»: харассмент стал масштабной проблемой. Почему за него не наказывают фото № 5

Конечно, движение за криминализацию харассмента затронуло не только страны Европы. Сексуальные домогательства криминализованы в Египте, Марокко, Чили, Австралии, Новой Зеландии, Индии, Израиле и некоторых других странах. Однако большинство из тех стран, которые имеют хоть какие-то правовые нормы, направленные на борьбу с харассментом, криминализуют сексуальные домогательства именно в рабочей сфере (Швейцария, Япония) или в рабочей и образовательной сферах (например, Филиппины). Некоторые страны устанавливают общий запрет на сексуальные домогательства в отношении женщин, не устанавливая уголовно-правовой санкции и не раскрывая, что такое харассмент (Китай). Кстати, первый Гражданский кодекс Китайской Народной Республики, принятый в 2020 году, статьей 1010 разъяснил, какие деяния считаются харассментом, и установил гражданскую ответственность для посягающих лиц. 

В некоторых странах устанавливаются дополнительные гарантии достоинства личности, обеспечивать которые должен работодатель и органы исполнительной власти. Например, федеральное законодательство США не устанавливает уголовной ответственности за сексуальные домогательства (хотя часть его разновидностей криминализованы в законодательстве некоторых штатов). При этом в США хорошо развито прецедентное право, которое предоставляет жертвам сексуальных домогательств широкие возможности в рамках гражданских правоотношений (например, с работодателями).

Кстати, сами работодатели США, несущие юридическую ответственность за то, чтобы их рабочие места были чисты от сексуальных домогательств, а также специальный орган, Департамент по гражданским правам (Office of Civil Rights, U.S. Department of State), предпринимают оперативные и превентивные меры в отношении всех актов сексуальных домогательств на работе. Внутренние этические правила большинства крупных компаний США закрепляют норму, согласно которой все работники организаций должны быть проинформированы, какие действия считаются сексуальным домогательством, какие дисциплинарные меры обязан принять работодатель в случае выявления соответствующих случаев, какие существуют способы разрешения проблем возникшей дискриминации или домогательств.

Департамент по гражданским правам США оказывает содействие работодателям в предупреждении харассмента на рабочих местах, а также является прямым адресатом всех жалоб со стороны потенциальных и реальных жертв сексуальных домогательств. Такая модель является некарательной, но также представляется эффективной. Схожая модель применяется и в Швейцарии.

Сравнивая российское законодательство и законодательные меры, предпринятые за границей, становится очевидно: задача описания в нормах права такого деяния, как сексуальное домогательство, является очень сложной, но вполне разрешимой.

И существуют некоторые испытанные временем и жалобами о конституционности норм модели. В таком случае вопрос юридической техники является, в принципе, разрешимым. Открытым, однако, остается вопрос политической воли и внимания общественности к проблеме.


Источник фотографий: Legion-Media, Pexels

Поделитесь с друзьями и получите бонус

Instyle

Телефон:
+7 (495) 974-22-60

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147

Читайте также

5 лучших мужских увлажняющих средств для лица
Журнал
5 лучших мужских увлажняющих средств для лица
Haval представили новый, безупречно сбалансированный для России кроссовер
Журнал
Haval представили новый, безупречно сбалансированный для России кроссовер
Для него и для нее: парфюмы, которые идеально подойдут вам в день свадьбы
Журнал
Для него и для нее: парфюмы, которые идеально подойдут вам в день свадьбы
Мужской парфюм на лето: 5 идеальных вариантов
Журнал
Мужской парфюм на лето: 5 идеальных вариантов