1 Июня | Алексей Зимин

«Самурай может плакать, но только не от боли»: адвокат Железников о вопиющих случаях из практики и жизни

Один из самых успешных уголовных адвокатов в России Александр Железников уже пятнадцать лет спасает людей из безвыходных ситуаций. За это время он видел много сломанных судеб, мужественных поступков и получил опыт, с которым не каждый бы справился. InStyle Man поговорил с ним об истинном мужестве, воинствующем феминизме, первом опыте отцовства после сорока и любви.

Мужчина и ответственность

Настоящий мужчина — это ответственный человек, который держит слово, осознает значение своих действий и их последствия. Такому человеку верят, к такому тянутся, у такого конфликтов гораздо меньше.

Многие конфликты возникают из-за того, что люди ожидают каких-то поступков, которые не происходят. А разочарование казнит сильнее всего. Человек, который способен, выражаясь языком спецконтингента, «вывозить за базар», на мой взгляд, имеет бесценное мужское качество.

Любая острая ситуация — катализатор проявления каких-то качеств в человеке. И не всегда плохих. Приведу пример. Я по работе должен был поехать в одно малоприятное место, где была опасность заразиться коронавирусной инфекцией. В тот день я был занят, и мой коллега вызвался помочь. Он отправился туда за меня. Конечно, он настоящий мужчина в моем понимании. Я ему благодарен и хочу сказать об этом прямо здесь.

Экстремальные обстоятельства усиливают в человеке основное. Они как триггер для заложенных в детстве, да и не только в детстве, качеств.

В мужчине важна гармония: когда ты цельный и в твоей основе есть некий кодекс поведения, которому ты следуешь. Вот что такое настоящий мужчина. И этот кодекс может быть окрашен по-разному. Все мы знаем про благородных негодяев из японских легенд или, наоборот, про каких-то выдающихся людей. Я очень люблю японский эпос как раз с этой точки зрения.

Мужчине не стыдно плакать. Есть такая книга Хагакурэ, «Сокрытое в листве». Там очень подробно описано положение, которым руководствовались средневековые самураи при определении уровня мужественности. В нем говорится, что слезы не имеют значения. Самурай может плакать от чего угодно, только не от боли.

Мужественный человек может быть разным, главное, чтобы он был цельным и гармоничным. Я по работе вижу людей в крайних обстоятельствах. Очень мужественных людей, очень сильных. И это не всегда мужчины. Я, например, видел женщину, которая отказывалась оговаривать близких людей. Она полгода отсидела в нечеловеческих условиях в тюрьме, суд оправдал ее. Вот это характер, которому позавидовали бы многие мужчины.

Я встречал людей, которые очень быстро рассыпались под давлением обстоятельств. Я их не осуждаю, потому что это такие обстоятельства, которые дано выдержать не всем. Никто не может быть уверенным в себе, пока не встретится с ними. Встречал людей, которые были очень мужественными: спортсменов, чемпионов. Казалось бы, воля у них всегда на месте. Но они моментально ее теряли, сидя за дспшным столом напротив следователя и глядя в его усталые глаза.

«Самурай может плакать, но только не от боли»: адвокат Железников о вопиющих случаях из практики и жизни фото № 1

Мужчина и смелость

В нашей профессии главное — сделать все для того, чтобы исход дела для доверителя был удачным. Бывает так, что суд нас не слышит. Бывает, что следователь нас не слышит. И это не потому, что мы не пытаемся сделать максимум для того, чтобы было иначе. Так выстроена система.

Мы стараемся бороться со всякими неправдами в системе. К сожалению, это не получается, когда доверитель сам отказывается от борьбы. Был случай, когда человек просто говорил: «Все, я признаю вину, потому что в этом случае система будет ко мне снисходительна, и я прошу вас не опровергать мои слова». И нам пришлось идти с клиентом на конфронтацию. Это же случай самооговора. И тогда мы возражали против самого доверителя.

Мне бывает страшно, и довольно часто. Моими оппонентами в делах выступают довольно тревожные персонажи, и обстоятельства дела бывают таковы, что надо предпринимать непопулярные шаги.

Сотрудники следственных органов часто отождествляют нас с нашими доверителями. И относятся так, будто мы — лишнее звено в цепи правосудия и просто мешаем им работать. И, как со всяким мешающим предметом, силовики — люди действия — предпринимают усилия, чтобы его убрать. Справедливости ради скажу, что такое все же бывает редко. Среди силовиков много людей достойных.

Бывает, что мне и моим коллегам угрожают. Чаще это происходит, когда представляешь интересы потерпевших. Например, один из моих коллег защищал террориста, убившего мэра крупного города и политика (там был целый ряд заказных убийств). Коллега выполнял работу адвоката профессионально, но был избит представителями и родственниками потерпевшей стороны. У меня лично таких вот силовых конфликтов или драк не было. 

Я занимаюсь единоборствами, но не на таком уровне, чтобы выступать. У меня дома есть безрукий манекен, я его бью. Стараюсь поддерживать себя в форме. На самом деле, это хорошо и для здоровья, и для самочувствия, и для карантина. Потому что есть опасения, что если дать себе волю по части подходов к холодильнику, можно и не выйти.

Если есть возможность без ущерба для достоинства покинуть поле битвы, я постараюсь это сделать. Работа адвокатом-криминалистом научила меня тому, что вот эти мимолетные стычки могут привести к неприятностям длиною в жизнь. Увечья, тюремные заключения. Влез в драку — он упал, ударился головой об асфальт, умер. Что это? Арест и всяческие неприятности.

Государство для того и имеет право на насилие, чтобы его реализовывать, и бороться с ним нужно его же методами. Так что нарушители карантина зря воюют с полицейскими. Ну а с беззаконием надо бороться законом, не физически.

«Самурай может плакать, но только не от боли»: адвокат Железников о вопиющих случаях из практики и жизни фото № 2

Мужчина и справедливость

Мне нечасто доводилось защищать сотрудников полиции, но один случай сформировал мое отношение к рядовому и среднему составу правоохранительных органов, которые работают на земле. Я им, конечно, иногда сочувствую. В прошлом году двое сотрудников полиции патрулировали один тревожный район Москвы — Перово (или в простонародье — Детройт). Они увидели высокого крепкого мужчину с огромным ножом. Он приставал к прохожим, замахивался на них. Полицейские подошли к нему, оружие не доставали. Слово за слово — мужчина бьет одного из патрульных ножом в грудь. Напарник тут же сбивает его с ног (опять же, не применяя оружия), заковывает его в наручники, сдает коллегам и уже готовится получать ордена и звания. 

Но не тут-то было.

В Следственном комитете ему говорят: на записи с подъездной камеры видно, что ты бил лежачего, так что отправляйся в тюрьму. И неважно, что человек спас людей на улице от серьезного посягательства, его напарник в реанимации с раскуроченным легким, а дома двухмесячный ребенок. Нонсенс, да? И ему нужно признаться в превышении полномочий, чтобы отправиться из следственного изолятора под домашний арест к семье, а иначе его запихивают на десять лет в тюрьму.

Этот мужественный человек сказал: «Если, чтобы доказать свою правоту, я должен сидеть, я буду сидеть». Почти два месяца он провел в СИЗО. В итоге благодаря адвокатам, руководителям, которые не побоялись бороться с СК, и даже службе собственной безопасности его отпустили, а дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Такого бы не случилось, если бы он дрогнул и подписал бумажку. Но он не подписал. Он нес ответственность за свои решения. 

Закончилось все как в болливудском фильме. Большой начальник СК уволил нерадивого сотрудника, который завел то самое дело. И в итоге дело было заведено на него самого. Но этого бы не было, если бы полицейский признал вину. Он все равно потом бы получил серьезный срок.

«Самурай может плакать, но только не от боли»: адвокат Железников о вопиющих случаях из практики и жизни фото № 3

Мужчина и закон

Многие слабости, которые имеют мужчины, довольно стыдные, но они с удовольствием обсуждаются за пивом. Каждый сам решает, что для него приемлемо и гармонично. Главное, чтобы понимал, насколько это законно. Для кого-то кража из супермаркета — это просто развлечение (и, кстати, такой персонаж может быть не плохим человеком, а просто со странностями). А бывает, что человек абсолютно всё соблюдает, а в подвале у него тесак, веревка, вазелин и садовый секатор, которые он использует не по назначению.

Всегда все должно быть в рамках закона, все увлечения никому не должны приносить вред. Любые страсти понятны, объяснимы, а большинство из них простительны — до тех пор, пока не наносят вред другим людям. 

Несмотря на то, что мы, адвокаты, сидим на задней парте в большом красивом классе правоохранительных органов, жуем бумагу, живем своей жизнью и нас часто ставят в угол, от нас требуют, чтобы мы призывали других к соблюдению закона.

Мне не нужно, как Регине Тодоренко, постоянно объяснять свои слова. Но я за то, чтобы никто не подумал, будто делать что-то незаконное — это нормально! А то попадется в доверители человек и скажет: «Ты же говорил, что можно. В интервью для InStyle Man обсуждал». Нет, ребят, всё только в рамках закона.

«Самурай может плакать, но только не от боли»: адвокат Железников о вопиющих случаях из практики и жизни фото № 4

Мужчина и феминизм

Что касается ситуации с Тодоренко, то, конечно, в отрыве от общего контекста ее слова звучат чудовищно. Но надо исходить не только из буквы, но и из духа сказанного. Она не имела в виду, что лупить людей нормально. Без обид: она просто не очень хорошо подумала, поэтому и выразилась неумно. А ее профессиональная обязанность — говорить умно, ведь она спикер, лидер мнений. И тут такое. Что ж, она за это расплатилась довольно жестоко. Но так травить, как ее травили многочисленные представители воинствующего фемсообщества, недопустимо.

Для меня радикальный феминизм — это искусственно созданное движение и в какой-то степени затянувшийся пранк. Женщины должны быть уравнены в правах с мужчинами (и в России они в них уравнены более чем), но я сторонник традиционных гендерных ролей: когда мужчина воюет, а женщина рожает детей и воспитывает их. Просто потому, что мы не можем рожать, не можем делегировать этот важный момент кому-то еще!

Никто до сих пор не смог мне складно объяснить, каких прав конкретно у нас в России они добиваются. Я не видел, чтобы, например, в странах Персидского залива, где права женщин очень сильно ущемлены, кто-то боролся против ислама. Я считаю, что такой жесткий феминизм — лукавое движение. У меня есть товарищ, который полюбил девушку-активистку и стал радикальным профеминистом. Я пошутил, что он предал собственный член. Так ему об этом и сказал.

Посмотрите, у нас масса начальников-женщин. Женщины могут избираться и быть избранными. Подавляющее большинство судей — женщины. Женщин много работает во властных структурах, правоохранительных органах, поэтому у меня ко всему этому сложное отношение. Помню, столкнулся с историей на просторах интернета, где девушка жаловалась, что молодой человек принуждал ее к каким-то сексуальным практикам, к которым она не принуждалась. И я написал, что если бы я подошел к жене и попросил полаять с пакетом из магазина на голове, боюсь, что очнулся бы уже в больнице. На что сбежалась масса социальных воинов, которые затегали много начальников из изданий, где я периодически публикуюсь: мол, как вы можете давать такому негодяю площадку для высказываний.

Конечно, среди феминисток есть разные женщины: красивые и некрасивые, умные и глупые, но я не верю в искренность их целей. Для кого-то феминизм — это социальный лифт. Хороший повод поругаться матом, кого-то оскорбить. То, что они имеют возможность высказаться подобным образом в адрес мужчин, уже само по себе подтверждает, что прав у них полно.

Я против того, чтобы в угоду каким-то довольно спорным идеям менялись вещи, которые хороши уже сами по себе. Мне, например, сложно нормально относиться к фильму «8 подруг Оушена», «Охотницы за привидениями». Я смотрел эти фильмы, когда был подростком, юношей, и они были нормальные, никого не обижали. Зачем переписывать историю искусственно, просто чтобы там была женщина? Ведь женщины могут создать свои собственные легенды. Вот я за это.

Для меня как адвоката-криминалиста есть понятие изнасилование, а есть — не изнасилование. Я думаю, что, например, MeToo у нас останется маргинальным модным движением. Как когда-то были скинхеды или правые. Как любое экстремистское движение (а многие радикальные феминистки ведут себя экстремистски по отношению к мужчинам), оно должно сойти на нет. Это пройдет.

«Самурай может плакать, но только не от боли»: адвокат Железников о вопиющих случаях из практики и жизни фото № 5

Мужчина и ребенок

У меня родился сын, и мне очень интересно, смогу ли я понять увлечения, которые появятся в процессе его взросления. Говорят, что история развивается по спирали, и, может быть, мы увидим то, что уже видели когда-то — и нам это нравилось. Например, семнадцатилетний сын моего товарища с удовольствием слушает рок 80-х годов, отрастил волосы и играет на бас-гитаре. Я надеюсь, что наши дети возьмут то хорошее, что любили мы в юности.

Мне понадобилось 43 года, чтобы решиться на ребенка. Ну, казалось бы, зачем. Это очень много крика, соплей, говна. И даже когда я познакомился со своей будущей женой, она ни на каких замужествах и детях не настаивала. Да и потом не настаивала. В отличие от меня. Потому что я понял, что хочу этого именно с ней. То есть сначала появляются женщины, с которыми ты хочешь заводить детей, а потом уже дети. И только в этой последовательности будет хорошо всем участникам процесса.

Когда родился малой, я пришел в роддом, полный мрачных предчувствий: теперь же нельзя лететь в Америку! Он улыбнулся мне — и мир перевернулся. Теперь всё: сначала он, потом все остальное.

Ребенок — это маленький Сталин. Он решает, когда и куда тебе ехать, когда тебе спать. Но все эти неудобства стоят того. Не сразу, но я это понял. И это моя гендерная мужская роль. Я должен защитить и обеспечить его, потом себя. Не как в самолете с кислородной маской, а наоборот.

Сын дает мне массу эмоций разного спектра. Начиная от жуткого счастья, когда он улыбается, до ужаса, когда ты идешь по темной квартире, а он решил вдруг засмеяться. Атмосферно получается, очень атмосферно. 

«Самурай может плакать, но только не от боли»: адвокат Железников о вопиющих случаях из практики и жизни фото № 6

Мужчина и кризис

Я переживал массу кризисов. В данный момент я женат в четвертый раз. Я жил с женщинами, которые были прекрасны и дали мне всё для личностного роста. Условно говоря, случались кризисы в этой связи. Первый раз я женился в восемнадцать. Я не могу устоять, а тогда способ был такой — позвать замуж. Полгода мы разбирались с этим. Пошло так, как пошло. История не знает сослагательных наклонений. 

Сильные кризисы были связаны с профессиональными устремлениями. Что-то получалось, что-то получалось не сразу. Законы и правила профессии тоже познавались не моментально. Как говорил один мой знакомый фсбшник: законы — для трусов, правила — для мужчин.

Сейчас все мы в кризисе. Как будто продюсеру принесли неудачный сценарий, он заснул, и мы все по нему сейчас снимаемся. Не скажу, что все остановилось, но стало сложнее. Просто смотрю на то, что сейчас происходит за окном, и думаю, как все будет. В каких обстоятельствах вырастет мой сын. Внутренним кризисом это не назовешь, скорее, есть побудительное руководство к действию, эволюции.

«Самурай может плакать, но только не от боли»: адвокат Железников о вопиющих случаях из практики и жизни фото № 7

Мужчина и женщины

Любовь к женщине — сложное явление. На мой взгляд, она проходит три этапа: страсть, дружба и этап, когда люди фактически становятся одним целым. Когда все эти три этапа пройдены, неважно, верю ли я в нее. Если бы я не верил, не был бы женат или развелся бы. А поскольку я это делал уже три раза, то понял: если тебе плохо, есть только один способ борьбы с этим — встать и уйти. И поблагодарить за уроки, которые были преподаны в обе стороны. 

Если ты неправ, всегда нужно извиниться. Кстати, прошу прощения у всех, если я был неправ. 

Даже если у тебя самого обида чудовищно сильная, забирать подарки, которые делал бывшей жене, вообще неприемлемо. Забрал ты, и что? Пойдешь продавать кому-то? Ты сам себе будешь нравиться в этот момент? Отдал благородно и сказал себе: заработаю еще, голова-то на плечах есть!

Женщины, конечно, бывают разные — и дикие вымогательницы, и мошенницы. Но и мужики бывают те еще. Лучше придерживаться правила: дареное отбирать некрасиво. Тем более последние сережки. Куда их себе вставить-то?

Когда уходишь, но ничего не забираешь и не внушаешь ребенку, что мать плохая, самому будет легче. Ведь все равно большую часть времени человек проводит сам с собой. А другие люди гораздо умнее, чем принято об этом думать. Они все увидят и поймут. Согласие с собой — это важно.

Мужчина и счастье

Мне очень нравится классическое определение, согласно которому счастье есть отсутствие несчастья.

Мужчина и богатство

Богатство — это когда человек не задумывается о деньгах, исполняя любые свои законные желания. Ведь когда он исполняет незаконные, то он преступник, и счастье уже вряд ли его ждет. Хотя один умный человек как-то говорил: если человек украл сто тысяч долларов — это уголовщина, а если сто миллионов — это политика. Хотя я бы сказал, что сто миллионов — экономика, вот миллиард — уже политика.

Источник фотографий: Личный архив

Поделитесь с друзьями и получите бонус

Instyle

Телефон:
+7 (495) 974-22-60

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147

Читайте также

Для мужчин: главные парфюмерные запуски этой осени
Журнал
Для мужчин: главные парфюмерные запуски этой осени
Роскошь здорового человека: почему нельзя делить машины на мужские и женские
Журнал
Роскошь здорового человека: почему нельзя делить машины на мужские и женские
Самые популярные пластические операции среди мужчин
Журнал
Самые популярные пластические операции среди мужчин
«Не берите папу, когда идете с мамой на шопинг»: как путешествовать с родителями и не свести друг друга с ума
Журнал
«Не берите папу, когда идете с мамой на шопинг»: как путешествовать с родителями и не свести друг друга с ума