Сегодня
читают
  • У Николь Кидман и Кита Урбана прибавление 1 У Николь Кидман и Кита Урбана прибавление
  • Королевские драгоценности: Ганноверская цветочная тиара 2 Королевские драгоценности: Ганноверская цветочная тиара
  • Дали по носу: появился неожиданный аромат для мужчин 3 Дали по носу: появился неожиданный аромат для мужчин

3 Сентября

Лиза Адаменко: «Я не могла публично признаться в том, что меня бьет родной человек, было стыдно»

Мы поговорили с участницей проекта «Холостяк», моделью Лизой Адаменко о домашнем насилии, любви к себе и ее первой книге-автобиографии «Закрыла». 

О домашнем насилии 

Вы пережили настоящий ад — домашнее насилие с подросткового возраста. Как вам удалось справиться с этой психологической травмой? 

У меня не осталось никакой психологической травмы. Я рассматриваю этот этап моей жизни как опыт. На тот момент для меня это было чем-то обыденным. Это было рутиной, которую я никогда не считала ни нормальной, ни какой-то ужасной, это просто вошло в привычку. 

Лиза Адаменко: «Я не могла публично признаться в том, что меня бьет родной человек, было стыдно» фото № 1

Что вы думаете о ситуации с домашним насилием в России?

Как я уже неоднократно говорила, я подавала заявление в полицию трижды: в России, Сингапуре и Америке. И только в Нью-Йорке мне помогли. В России, к сожалению, даже после принятия закона о домашнем насилии защиты от семейных побоев не прибавилось. Даже если женщина вызовет полицию, она все равно останется одна со своими проблемами. Поэтому русские женщины скрывают свои синяки, побои, молчат до последнего и терпят, чтобы хоть как-то сохранить видимость нормальной семьи и к тому же не остаться одной, с ребенком на руках и без карьеры. У меня был такой период в жизни, когда я выходила на сцену в Сингапуре с огромным фингалом под глазом, густо замазанным тональным кремом. У меня тогда было внутреннее отрицание — я не могла публично признаться в том, что меня бьет родной человек, было стыдно. Это все очень страшно, и я даже не знаю, что и как может повлиять на то, чтобы решить данную проблему в нашей стране.

О разводе с бывшим мужем

Ваше общение с бывшим мужем прекратилось? Он не делает попыток связаться? 

Мой бывший муж оставил эти попытки уже три года назад. И я даже не считаю все эти числа, года, потому что для меня его больше не существует. Я ему благодарна за то, что он был в моей жизни, и желаю ему здоровья и всего хорошего. Думаю, Валентин [бывший супруг Лизы Адаменко. — Прим. ред.] не глупый человек и понимает, что мне нужно идти вперед. Надеюсь, и он тоже не стоит на месте. Мы пытались вернуть наши отношения в 2017 году, но все закончилось очередным враньем с его стороны. Сейчас я понимаю, что мы уже точно не сможем быть вместе. Я не могу быть с человеком, который мне врет и который меня избивает.

Лиза Адаменко: «Я не могла публично признаться в том, что меня бьет родной человек, было стыдно» фото № 2

Я и есть любовь, свет, мир и счастье. И мне для этого не нужен никто и ничто. Я есть у себя, и это и есть любовь.

Какие у вас отношения с родителями, которые «отдали» вас супругу в 16-летнем возрасте? Вы смогли их простить?

Мои родители не отдавали меня супругу, и я не виню их за это. Это было мое решение, я приняла его сама. Мой папа неоднократно говорил в интервью для ТНТ о том, что я с самого детства росла своенравной, свободолюбивой, и запретить мне сделать что-либо было сложно: я всегда поступала только так, как хочу. Когда в 16 лет я сказала своему отцу, что хочу выйти замуж, не знаю, что он почувствовал, но точно знаю, что он поступил правильно, не встав на моем пути. Дать мне ошибиться — это был его подарок мне, и я ему за него благодарна. 

О душевном равновесии

Вы говорите, вам пришлось воспитывать любовь к себе. Как вам удалось и удалось ли?

Я была рождена в семье, в которой воспитывалась в любви и гармонии. Мои родители заложили в меня большую любовь к миру и, конечно же, к самой себе в первую очередь. Потом я стала развиваться в модельном бизнесе, когда меня фотографировали, когда мной восхищались, я влюблялась в себя еще больше. Но когда у меня сложились отношения с моим бывшим мужем, вся моя любовь к себе растворилась: я унижалась, вставала на колени, рыдала и вымаливала прощение просто за то, что поставила лайк или комментарий в Instagram кому-то из друзей. После всего этого мне потребовалось два года, чтобы снова понять, что себя надо любить. Я и есть любовь, свет, мир и счастье. И мне для этого не нужен никто и ничто. Я есть у себя, и это и есть любовь.

Лиза Адаменко: «Я не могла публично признаться в том, что меня бьет родной человек, было стыдно» фото № 3

Обращались ли вы к психологу? Как считаете, насколько важно получать квалифицированную помощь в ситуациях вроде вашей?

Если бы я обращалась к психологу почаще, возможно, всех моих проблем и не было бы. Для меня психологом всегда была мама, с которой мы на связи 24/7. Я делюсь с ней абсолютно всем. Но в какой-то момент я поняла, что ей слишком тяжело выслушивать всю ту грязь, которую я на нее выплескивала, — ни один близкий человек этого не заслуживает. Тогда я задумалась о психологе, все же этим должен заниматься профессионал. На проекте «Холостяк» я познакомилась с психологом Ольгой Чалой, которой доверяю по сей день. 

Легко ли вам доверять мужчинам? Не боитесь ли вы вступать в отношения? 

Идеальные отношения вообще существуют?! Я сколько бы ни разочаровывалась в мужчинах, сколько бы ни называла себя феминисткой, self-made woman, — нет, я обожаю мужчин, и я хочу быть замужем, ЗА МУЖЕМ. И я уверена, что сильная сторона в семье должна исходить от мужчины, а не от женщины. Поэтому я хочу, могу и буду доверять мужчинам. Несмотря на то, что мне попадались совсем неправильные господа по жизни. 

О проекте «Холостяк»
Лиза Адаменко: «Я не могла публично признаться в том, что меня бьет родной человек, было стыдно» фото № 4


Что думаете про участие в реалити-шоу? Было ли сложно естественно вести себя перед камерами?

Реалити-шоу — это прекрасная возможность быть собой. Я по жизни актриса, а на «Холостяке» мне выпал уникальный шанс два месяца не играть по сценарию какую-то роль. Это было новое погружение, трансформация. После выхода из проекта у меня поменялось мировоззрение, я стала более рассудительной, более осознанной. Я как бы посмотрела на себя со стороны. Все-таки два месяца жизни с петличкой не могут не оставить своего следа. 

Как вы пережили отказ Антона Криворотова [главного героя последнего сезона шоу «Холостяк»]? Как справились с тем, что он выбрал не вас после того, как вы открылись ему?

Мне было сложно. Я очень долго грустила. Я очень хотела, чтобы Антон как-то появлялся в моей жизни, хотя бы чуть-чуть, хотя бы в соцсетях и хотя бы на расстоянии поддерживал меня. Этой поддержки, к сожалению, не было, и я смирилась с тем, что я ему просто не нужна — ни как друг, ни как женщина. И тогда я осознала, что мне такой человек тоже не нужен. К сожалению или, может быть, даже к счастью. Жизнь продолжается, идем дальше. Я к нему по-прежнему потрясающе отношусь и желаю счастья. И если вдруг он захочет со мной общаться, я протяну ему руку помощи и буду рада выйти с ним на контакт. 

О своей первой книге «Закрыла»

Лиза Адаменко: «Я не могла публично признаться в том, что меня бьет родной человек, было стыдно» фото № 5

Расскажите о вашей книге «Закрыла»? Вся фишка в том, что психолог комментирует ваши жизненные ситуации?

Я уже упоминала Ольгу Чалую — психолога проекта «Холостяк», которая дала мне надежду и благодаря которой я поверила, что психологи действительно могут помочь. Раньше я очень скептически относилась к психологии. Оля внушила мне максимальное доверие, и я поняла, что все ее комментарии в книге очень нужны и важны. Мне все-таки хотелось давать какое-то научное и профессиональное объяснение всем скачкам в моей психике и тем или иным моментам в моей жизни, потому что там все было как в игре «Домино»: одно цеплялось за другое. Я безумно благодарна Оле за то, что она дала свои комментарии в книге. Надеюсь, и моим читателям она так же поможет. 

Что мы узнаем из вашей книги? Приоткройте нам какой-нибудь маленький секрет. 

Кто-то может назвать мою книгу сценарием остросюжетного фильма. Биографией, дневником, блокбастером. Лично для меня моя книга — это проводник к людям, мост, который я построила, чтобы дать понять, что можно учиться не только на своих ошибках, но и на чужих. И я хочу стать примером девушки, которая не боится рассказать об очень личном опыте, чтобы помочь не попасть в похожие ситуации другим. В своей книге я рассказываю о непростых отношениях с моим бывшим супругом и страшных годах моей жизни, после которых я поняла, что нет ничего важнее любви к себе. Также я рассказываю про неразделенную любовь. В своей книге я как странник-путешественник в вечных поисках любви, но, как видите, до сих пор этот вопрос остается открытым.

Источник фотографий: Василий Церевитинов

Поделитесь с друзьями и получите бонус

Instyle

Телефон:
+7 (495) 974-22-60

Marksistskaya Street, 34/10, office 403 Moscow, Russia, 109147

Читайте также

«Главное правило – никаких правил»: Дейзи Эдгар-Джонс о  детстве, кумирах, интересе к моде и коллаборации с Jimmy Choo
Обзоры
«Главное правило – никаких правил»: Дейзи Эдгар-Джонс о детстве, кумирах, интересе к моде и коллаборации с Jimmy Choo
«Идешь во тьме и натыкаешься на артистов в стриптизерских туфлях». Кто сегодня творит революцию в искусстве
Журнал
«Идешь во тьме и натыкаешься на артистов в стриптизерских туфлях». Кто сегодня творит революцию в искусстве
«Кому вообще понравится шопинг с привкусом антисептика»: Александр Шумский о том, как меняется мир моды
Мода
«Кому вообще понравится шопинг с привкусом антисептика»: Александр Шумский о том, как меняется мир моды
«Единственное, что у всех осталось, — это онлайн», — как изменится наша жизнь после коронавируса, по мнению инфлюенсеров
Мода
«Единственное, что у всех осталось, — это онлайн», — как изменится наша жизнь после коронавируса, по мнению инфлюенсеров